home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Металлолом на вывоз

В любом происшествии, от автомобильной аварии до террористического акта, не говоря уже о бытовом преступлении, самое важное – это оставить сцену происшествия нетронутой до прибытия следственных групп. Однажды, очень давно, я попал на своем автомобиле в первую в своей жизни аварию и по неопытности поторопился поскорее убрать машину с проезжей части, дабы не блокировать движение на дороге. За что в итоге и поплатился. Было ужасно обидно, что мое благородство, которое вряд ли кто-то оценил, мне в итоге вышло боком.

А теперь представьте, что вы – следователь по особо важным делам, и вас вызывают в связи с массовым убийством. Однако по прибытии на место преступления вы застаете странную картину: трупов не обнаружено, орудие убийства отсутствует, а любые возможные улики собраны и отправлены в неизвестном направлении. На попытки узнать, что здесь, собственно, происходит, вам отвечают, что ваша помощь не требуется и делать вам тут нечего, поскольку все и так ясно, следствием занимаются другие инстанции, а виновные уже названы. Наверняка ваша первая мысль будет о том, что преступление пытаются сокрыть, причем занимаются сокрытием именно те самые «другие инстанции».

В миниатюре именно это и произошло 11 сентября 2001 года. В качестве «других инстанций» здесь выступало ФБР и иже с ними, а любые улики, которые были бы в состоянии пролить свет на реальные, а не вымышленные события того трагического дня, исчезли с мест преступления с мистической быстротой.

В Нью-Йорке ситуация вообще достаточно любопытная: там одно преступление совершалось с целью покрыть другое. Снос зданий, помимо решения непосредственных задач, еще и начисто уничтожил практически все улики в виде останков самолетов. Отсюда, скорее всего, и поспешность такая. Ведь ВТЦ-2 оказался поврежден в значительно меньшей степени, чем ВТЦ-1, следовательно, и улик наверняка осталось больше, поэтому и снести его нужно было быстрее – пока кто-нибудь не в меру наблюдательный и деятельный, вроде Марка Бирнбаха, не обнаружил ничего лишнего.

Итак, снос зданий замел все следы крушения самолетов. При этом нас пытаются уверить в том, что башни рухнули самостоятельно от полученных повреждений. Для пользы дела ненадолго наступим на горло здравому смыслу и предположим, что это действительно так. В таком случае, это был бы уникальный, первый и последний раз в мировой истории, когда здание, построенное на основе стального каркаса, рушится до состояния руин в результате пожара. Вдумайтесь в эту формулировку! Разве в любом подобном случае не были бы привлечены к уголовной ответственности инженеры и проектировщики здания? Разве не потребовал бы такой исключительный случай, в первую очередь, тщательнейшего расследования инженерных расчетов, а также свойств стали, использованной для этого каркаса? Каждый сантиметр остатков конструкций, найденных в руинах, должен быть подвергнут самому скрупулезному физическому, химическому, структурному и даже молекулярному анализу на предмет выяснения причин подобной катастрофы. Если была допущена ошибка в расчетах, то серьезное наказание должны понести инженеры-проектировщики. В случае брака в изготовлении стали наказан должен быть производитель, а также лаборатория UL, занимающаяся сертификацией стали, которая в действительности не соответствовала заявленным нормативам. А если не в стали дело и есть предположения, что здания разрушились по какой-то другой причине, то тем более эту сталь надо исследовать, причем именно на месте разрушения здания! Разве не так должно быть в реальном мире? Только так и никак иначе!

Что же мы наблюдаем на самом деле? Сталь спешно отправили на переработку, не допустив к ней даже следователей. Более 185 тысяч тонн стали было ликвидировано из «эпицентра». Пожарные доложили Конгрессу США, что порядка 80 % (!) стальных обломков были вывезены, а следователи не могли даже потребовать сохранения останков для анализа. В частности, по словам Beijing Daily Youth, китайская корпорация Shanghai Baosteel Group приобрела пятьдесят тысяч тонн стали из развалов ВТЦ в виде лома по цене 120 долларов за тонну. Тысячи тонн стали были отправлены на переработку и в Индию.

Вообще-то удаление любых улик с места преступления само по себе является федерально наказуемым преступлением. Однако некоторым закон не писан, и федеральные служащие оперативно избавлялись от этих улик.

Подобные действия вызвали волну негодования среди независимых исследователей и семей погибших, однако новоиспеченный мэр Нью-Йорка Майк Блумберг (Mike Bloomberg), сменивший на этом посту Рудольфа Джулиани (Rudolph Giuliani) в конце 2001 года, на это ответил, что есть другие способы расследовать трагедию 11 сентября. Он также заметил, что «простой осмотр куска металла ничего вам не расскажет». Потрясающе! Это как заявить прибывшему на место убийства следователю, ищущему пулю с целью провести баллистическую экспертизу, что простой осмотр куска свинца ничего ему не даст.

Несмотря на протесты всех желающих посмотреть на эти «куски металла», вывоз лома шел полным ходом. Официальная причина такой спешки заключалась в том, что это – совершенно бесполезный мусор, который только мешает. Видимо, этот «мусор» был настолько бесполезным, что его вывоз проходил под строжайшим контролем, а грузовики, вывозившие стальные обломки из района «эпицентра», были оснащены дорогущими следящими устройствами, чтобы, не дай бог, этот совершенно бесполезный мусор не оказался где-нибудь, кроме плавильных печей. А один из водителей такого грузовика, посмевший увеличить свой обеденный перерыв до полутора часов, моментально был уволен за столь дерзкое нарушение строгих правил. Сталь вывозилась с «места преступления» в таком авральном режиме, что даже специально созданная правительственная комиссия ВРАТ {Building Performance Assessment Team – Комиссия оценки конструктивных характеристик здания), получив возможность лишь взглянуть на останки, не имела права ни изучить эти самые останки, ни ознакомиться с чертежами зданий. Что, собственно, ставит под вопрос сам смысл создания этой комиссии.

Главный редактор журнала Fire Engineering Magazine Билл Мэннинг (Bill Manning) от имени пожарных выразил недовольство действиями правительственных организаций по уничтожению улик и полному отстранению независимых исследователей от возможности их изучения:

У нас есть причины полагать, что «официальные расследования»... являются не чем иным, как вопиющим фарсом, навязанным нам политическими силами, основные интересы которых, мягко говоря, очень далеки от раскрытия правды... Уничтожение улик должно прекратиться немедленно.

Мэннинг также подчеркнул, что уничтожение этой стали является незаконным: согласно национальному стандарту по расследованию пожаров, все свидетельства при любых пожарах в зданиях высотой более 10 этажей должны быть сохранены, и исключений из этого правила нет. Глас вопиющего в пустыне...

Как будто этого было недостаточно, 26 сентября 2001 года мэр Рудольф Джулиани запретил всю видео– и фотосъемку в районе «эпицентра». У одного фотографа, который предпочел не называть своего имени, полицейские стерли сделанные цифровой камерой снимки и пригрозили арестом, если он еще раз там появится, однако он сумел восстановить стертые изображения с помощью программы PhotoRescue.

Прошло несколько лет, и вдруг выяснилось, что не весь «металлолом» оказался вывезен для переработки. Некоторая часть обломков была сохранена в огромном ангаре на территории международного аэропорта им. Кеннеди в Нью-Йорке. Согласно информации от Daily Local, там находятся несколько фрагментов опор ядра и периметра (рис. 32).

Предположительно, в ангаре хранится одна пятисотая часть всех останков от башен ВТЦ, но общественности туда доступ все равно закрыт. Причина, по которой эти колонны уцелели, заключается в том, что они были извлечены из нижних и подвальных этажей, до минус седьмого уровня – единственных участков зданий, не разрушенных полностью. И хотя это могло бы теоретически порадовать независимых исследователей, обольщаться не стоит. Что-то мне подсказывает, что если бы эти фрагменты содержали хоть что-то разоблачающее, они наверняка были бы отправлены на переработку в первые же дни после 11 сентября вместе с прочим стальным «хламом», анализ которого не производили и никогда уже не произведут. Поэтому приходится строить догадки, основываясь на фактах, имеющихся в наличии...

11 сентября: вид на убийство


БУШистая безопасность | 11 сентября: вид на убийство | Рис. 32. Фрагмент опоры ядра