home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Рис. 46. Последствия крушения маленького самолета в здание

Боинг-757 в три раза длиннее и в пять раз тяжелее, чем F-4, и гораздо крупнее корпоративного самолетика. Да и летел он с большей скоростью. Зато и стена Пентагона несколько прочнее стены склада, хотя и в шесть раз тоньше железобетонной плиты в эксперименте Sandia. В последнем случае лайнер превратился в порошок, почти не повредив стену. В Нью-Йорке, если верить официальным данным, самолеты благодаря колоссальной кинетической энергии сбили ряд опор периметра и серьезно повредили ядро башен, что стало серьезным фактором их обрушения. А в Вашингтоне почему-то вся кинетическая энергия движения лайнера ушла непосредственно в его разрушение, при этом он все равно умудрился проткнуть аж три кольца укрепленного железобетона. Так не бывает – либо одно, либо другое. Кроме того, я снова начинаю подозревать, что законы физики в Нью-Йорке и Вашингтоне действуют по-разному.

Вообще ситуация с рейсом АА77 настолько запутана, что даже скептики, находящиеся по одну сторону баррикад, не могут прийти к единому мнению. Поэтому существует множество версий относительно того, куда делся Боинг. Предлагаю вашему вниманию три из них – наиболее интересные и часто обсуждаемые.

Версия первая. В Пентагон влетел беспилотник Globalhawk или другой мелкий военный самолет, раскрашенный пол American Airlines, а Боинга там вообще не было. Проблема в том, что такой самолет существенно отличается от Боинга и размером, и формой, поэтому вряд ли эту версию можно признать состоятельной, если принимать к сведению многочисленные свидетельства. Другой вариант этой версии – пуск крылатой ракеты типа Томагавк с удаленной пусковой установки или военного самолета. Единственный расклад, при котором эта версия оказывается работоспособной, это если отмести десятки свидетельских показаний. А это будет неправильно, даже несмотря на странность многих из них.

Версия вторая. Пожалуй, наиболее популярная и вероятная: самолетов было два. Первый – это собственно Боинг-757, который видели очевидцы, а второй – маленький, военный, к примеру, сверхзвуковой F-16 или тот же Globalhawk, который и влетел в Пентагон. Эта версия хороша тем, что она, с одной стороны, соответствует фотосвидетельствам, а с другой стороны, не противоречит многочисленным показаниям очевидцев, за исключением момента непосредственного столкновения лайнера со зданием. Истребитель пролетел на очень малой высоте, сбив пять фонарных столбов, и врезался в Пентагон. В этот же момент Боинг-757 приблизился к цели по более северной и высокой траектории, пролетев над зданием за мгновение до удара в него истребителя, и скрылся за Пентагоном в пламени взрыва, что вызвало полную иллюзию его крушения в здание. После этого, продолжив свой путь на восток, он влился в «поток» заходящих на посадку самолетов в аэропорт им. Рейгана, который располагается всего в километре к юго-востоку от Пентагона.

Я бы несколько видоизменил эту версию: мне вместо истребителя все же видится реактивный снаряд, поскольку мы снова упираемся в ту же проблему – практически полное отсутствие узнаваемых останков. Ведь даже в эксперименте Sandia остались части крыльев. Кстати, и найденный в Пентагоне фрагмент двигателя вполне мог принадлежать реактивному снаряду.

Теоретически против такого сценария может играть определенная сложность его воплощения. Во-первых, действия обоих самолетов (или самолета и реактивного снаряда) необходимо скоординировать с абсолютно идеальной точностью, вплоть до доли секунды. Во-вторых, Боингу нужно было провести ряд сложных и нетипичных для этого лайнера маневров, чтобы исчезнуть из района происшествия и «прошмыгнуть» в сторону аэропорта. Но сложный – не значит невозможный. Он может быть сложным для пилота – будь он в кабине или... в удаленном месте, с рукой на «джойстике». Зато если действиями системы руководит компьютерная программа, то они будут выверены идеально точно – включая и пуск ракеты, и момент приближения Боинга. Маневр, сложный для пилота, является сущим пустяком для электронного мозга компьютера.

Еще одним ключевым моментом является путь следования самолета. Ближайшее к Пентагону здание – это автозаправочная станция Citgo (ныне – NEX), от которой западная часть Пентагона просматривается идеально. Так получилось, что она же стала и наиважнейшей стратегической точкой наблюдения, поскольку находившиеся там люди в момент приближения лайнера к Пентагону в состоянии дать наиболее достоверную информацию о траектории его полета. Что делает эти свидетельства еще более надежными, по сравнению со всеми остальными красочными описаниями, – это простота показаний. От очевидцев не требовалось никаких деталей и подробностей, которые могут варьироваться в зависимости от состояния психики, желания выделиться и буйства фантазии, и, по сути, ответ на вопрос сводился лишь к одному единственному слову: с какой стороны от АЗС пролетел самолет. Слева или справа? К северу или к югу? И одно это слово решало все!

Одна из многочисленных независимых исследовательских групп, Citizen Investigation Team (CIT), опросила свидетелей, находившихся непосредственно на АЗС, засняв их показания на видео. Причем для пущей убедительности свидетели давали показания в той самой точке, откуда они наблюдали происходящее, и руками показывали направление движения лайнера. Кроме того, исследователи попросили каждого из свидетелей изобразить на схеме траекторию движения самолета.

Роберт Турсиос (Robert Turcios), работник Citgo, в то утро трудился на АЗС и недвусмысленно указал, в каком направлении от станции пролетел лайнер. Он пролетел севернее. Еще один любопытный момент в показаниях Турсиоса – он утверждает, что самолет непосредственно перед самым «столкновением» начал взмывать вверх.

Полицейские Пентагона Чэдуик Брукс (Chadwick Brooks) и Уильям Лагасси (William Lagasse) в то утро тоже находились на станции Citgo, заправляя свои патрульные машины. На той же видеозаписи они без тени сомнения, независимо друг от друга, подтвердили, что самолет пролетел между арлингтонским кладбищем и АЗС, то есть опять же севернее. На вопрос журналиста, насколько он в уверен в своих показаниях, Лагасси ответил: «Я готов поставить на них свою жизнь». Кстати, данное свидетельство – одно из немногих, которому есть какое-никакое документальное подтверждение, доступное широкому кругу, а не просто цитаты из третьих или десятых уст, перепечатанные в различных источниках. Помните турецкие пляжи с акулами? Именно поэтому этим трем свидетелям я доверяю больше. И если свидетельские показания о наличии большого пассажирского лайнера как такового нельзя проигнорировать, то ошибиться в точном определении траектории полета, находясь в удалении, гораздо проще. Как уже упоминалось, АЗС Citgo находилась в непосредственной близости от Пентагона и являлась ключевой точкой отсчета, откуда ошибиться в направлении движения лайнера было бы невозможно. Но чем дальше от места падения, тем выше пролетал самолет, тем шире перспектива и, соответственно, поле для ошибки – если, конечно, самолет не пролетел непосредственно над головой наблюдателя.

Однако если самолет пролетел к северу от Citgo, он никак не мог сбить те самые пять фонарных столбов! В то же время схема повреждений здания, направление удара и расположение выходного отверстия в кольце С – все говорит о том, что «снаряд», попавший в Пентагон, летел именно по траектории, сбившей столбы. Отсюда можно заключить, что либо все три свидетеля, находившиеся в идеальном месте наблюдения, ошибаются или умышленно лгут, либо было два объекта, которые летели по разным траекториям – один из них собственно Боинг, а второй – реактивный снаряд или еще один самолет.

11 сентября: вид на убийство


Рис. 45. Эксперимент лаборатории Sandia | 11 сентября: вид на убийство | Рис. 47. Предположительные траектории лайнерам «снаряда»