home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

Редкне выходы наверх были недолгими. Маурайских бомбардировщиков особо не опасались, их следовало ждать в ясные дни, не частые зимой. Гости эти все свое внимание уделяли тем местам, где человек оставил следы своей работы. Пусть разрушают дома, пусть сыплют бомбы. Разворотили кратерами всю дорогу, рытвины теснились друг к другу. Один экипаж по ошибке сбросил свой груз на пусковую шахту. Сталь и бетон уцелели, маскировочный слой грунта, взлетев, осел на удерживающей его решетке.

Внизу людей приковала работа. Не один Эйгар Дренг – собственная воля подгоняла их, словно рабов. Больше никто не пользовался выходными днями, обычно от работы отрывались, чтобы только поесть и выспаться.

И все же небольшой отдых нужен был – в особенности занятым трудной умственной работой, чтобы мозги не превратились в овсянку. В один такой вечер Плик зашел к Иерну и Ронике. Он уже не выступал в «Каблуке», поскольку посетителей там почти не осталось.

Он принес с собой бутылку. Иерн ухватился за нее.

– Эй, а ты, гляжу, не весел, – сказал Плик и добавил, обращаясь к женщине:

– Да и тебе не радостно, мой ангел. Почему же?

– Новости, – отрезал Иерн. Он плеснул виски в бокалы. – Или точнее отсутствие их. Ты знаешь, что прежде Судного Дня существовала служба новостей? Оставаясь дома, ты мог узнать, что происходит по всей планете. А мы вынуждены довольствоваться крохами и случайной почтой.

Плик положил руку на его плечо и с сочувствием произнес:

– Да, поговаривают, что Домен охвачен хаосом. Должно быть, тебе больно слышать об этом.

– И монги уже идут!

– Э? Все это мы уже слышали много дней назад. Ты, конечно, помнишь, что Дренг уверял, будто в горах наши люди могут легко перерезать растянутые коммуникации и надолго задержать наступление.

Иерн вынул из папки сложенные листы бумаги и бросил их на стул.

– Прочти, письмо пришло сегодня с военным курьером; уж и не знаю, каким образом оно попало к нему.

Плик развалился во всю длину, едва умещаясь на двух стульях из четырех, которыми располагала комната. Помимо них в ней поместились только двухспальная кровать, небольшой стол и шкаф для одежды.

Бездетным парам большего и не требовалось. Роника навела в ней уют, бросив на пол оленью шкуру, украсила картой Ляски стены, смастерила для ружей подставку из твердого дерева и связала узлом яркие-тканевые полоски, порхавшие в дуновении вентилятора. Ее старый кот Кисафер дремал, свернувшись клубочком на покрывале.

Плик прочел письмо, потом перечитал его, положил листок и потянулся к бокалу.

– Трогательное напоминание о милой и даже таинственной крохотной леди, – улыбнулся он.

– Ты что, не понимаешь? – охнул Иерн. – Она вступила в армию, ее же могут убить, может случиться все что угодно…

Сидевшая Роника повернулась лицом к мужу.

– Так, значит, она действительно волнует тебя, – пробормотала она. Ты мог бы помешать ей, но не сумел…

– А тебя разве она не волнует? – ответил Иерн. – У тебя нет причин для ревности: мы с Ганной подружились в Дулу. Тебя тогда не было рядом, а я нуждался в друге. Вот и все.

Роника усмехнулась:

– Хотелось бы не поверить тебе, жеребчик, но тем не менее ты говоришь правду. Ну хорошо, сам подумай. Какое-то время она будет пребывать в известной безопасности. Не на передовой же она окажется? У нас на востоке так мало опорных точек, оборонять их особо некому; поскольку все, кто мог, ушли на запад, к Ориону. Думаю, мостам не грозит ничего опаснее лавины и снегопадов.

– Но потом их встретят огнем норрмены, – возразил Иерн.

– Разве могут добровольческие, слабо вооруженные, удаленные от баз отряды отражать натиск такого врага достаточно долгое время? – рассуждал Плик. – А что, если высадятся и маураи, собрав превосходящие силы? Рассказывают, что страны, подобные Бенегалу, готовы предоставить им свои войска, не говоря уже о том, что свои острова маураи даже не мобилизовали.

Иерн опрокинул себе в рот коньяк, что оставался на дне бокала.

Огненная жидкость принесла ему легкое успокоение, он налил себе еще и посмотрел через стол на Ронику. Она улыбнулась и ласкова потянулась к его руке, словно бы намекая, что, если в случае поражения им придется расстаться с мечтой, друг друга они не покинут, а это самое главное.

Свет флуоресцентных ламп терял свою бледность, запутавшись в ее янтарной гриве, в отблесках и тенях голубого платья, что было на ней.

– Никто не знает, – ответил он англеману. – Зимнее солнцестояние – наш союзник; но лето застанет нас на поле боя. Если нам удастся вырвать год и если испытание «Ориона-2» пройдет удовлетворительно – во всяком случае, чтобы не потребовалось крупных модификаций – тогда мы, вполне возможно, сможем вовремя завершить все остальное.и запустить корабли.

Ну а если нет… Вот почему Дренг так торопит всех. Ведь от этого мы только выигрываем. Но если обнаружится какая-нибудь ошибка, у нас не будет времени исправить ее.

– Итак, ты утверждаешь, что все зависит от следующего полета?

– Да. Во-первых, он покажет, хорошо ли функционируют основные системы; но успешный непилотируемый полет позволяет надеяться, что все будет в порядке. Во-вторых, что более важно, мы рассчитываем получить необходимые данные, которых у нас еще нет – такая информация обычно собирается за несколько пробных запусков. Например, уточнить размещение оружия, потому что нехватка времени заставляет нас отказаться от третьего полета, который предоставил бы нам необходимую информацию. Кроме того, экипаж проведет ряд исследований, первоначально намеченных на второй полет: пополнит опыт пребывания в невесомости, опробует маневренность в космосе и в атмосфере…

Плик отгородился ладонями…

– Прошу прощения, – рассмеялся он. – Ты расходуешь свою техническую эрудицию на мое поросячье невежество.

Теперь уже Роника сделалась серьезной.

– A это означает, что Иерн, вместе с другими пилотами, днюет и ночует в Тренажере, – сказала она. – Наверное, он уже может пилотировать корабль даже во сне. Мы, инженеры, программисты и специалисты по системам жизнеобеспечения и всякие прочие жестянщики, тем временем прячемся, как одурелые бобры, а то он засечет своим языком, если обнаружит какой-нибудь пропущенный нами дефект!

Невзирая на плохое настроение, Иерн сумел улыбнуться.

– Управлять таким кораблем страшно даже на имитаторе, – ответил он, но вы, бобры, ветки точите просто чудесно. Словом, практически мы готовы.

Плик вздрогнул.

– Ты хочешь сказать, что корабль вот-вот полетит?

– Именно так. Как я тебе говорил, мы не разместили на нем никакого вооружения, лишь экспериментальную аппаратуру, которая поможет нам понять, где устанавливать оружие на строящихся кораблях. Ну а если говорить о втором, все работы уже свелись к остроумию на лестничной клетке… к тому, что еще могут додумать ученые. Любая непогода, какая угодно метель не может нам помешать; Орион способен восстать во громе, неподвластный любому ветру. Но мы хотим, чтобы все наверху утопало в тумане. Незачем маураям знать его точное место. Тогда их бомбежки могут сделаться эффективными.

– Итак: пилот, второй палат, три инженера, компьютерщик, их помощники, плюс бригада измерителей? И ты рассчитываешь оказаться среди них?

Иерн вздохнул, как влюбленный мальчишка:

– Могу только надеяться.

Раздался стук в дверь. Уединения ради двери делались со звукоизоляцией, и голосов за ней не было слышно. Преодолев небольшое расстояние, Роника открыла ее. Свет из комнаты и коридора окатил Ваироа.

Не ожидая приглашения, он шагнул вперед, запер за собой дверь и застыл без движения. Маурай был в обычном комбинезоне, но с босыми ногами.

Лицо в темной маске казалось куда более странным над драповой тканью и стоячим – иудиным – воротничком. Локтем он придерживал большую книгу.

– Ну! Привет, – сказала Роника. – Вот неожиданность. Садись и выпей.

Плик помрачнел. Друзья поэта еще никогда не слышали такой враждебности в его тоне.

– Какое зло ты принес сюда?

– Потише, парень, – возразил шокированный Иерн. – Что ты на него набросился? Ваироа – наш друг.

– Он друг Микли Карста, – выдохнул англеман. – Разве ты не заметил?

Едва только Карст появляется в этих пещерах, они все время проводят вместе.

– Мм-м, Микли обошелся с нами грубо…

Плик кисло ухмыльнулся:

– Ну, ему не привыкать к грязным делишкам, дело привычное. Я не о том, он – воплощение зла, он варвар в сути своей. Разве вы не чувствуете этого?

– Прекрати, – приказала Роника. – Это мой дом и Иерна. Садись, Ваироа, Плик не поделится с тобой тем, что осталось в бутылке. Но для тебя у нас в шкафу найдется еще одна.

Она извлекла чистый бокал и движением руки пригласила маурая к столу.

Тот принял приглашение, чуть помедлив.

– Иерн, у меня есть кое-какие вести для вас, – сказал он негромко. Но если власти узнают об этом, мы с вами можем запросто оказаться в покойниках. Лучше бы Ронике и Плику выйти ненадолго.

Роника подошла к Иерну и встала возле него.

– Нет уж, спасибо, – возразила она.

Плик погладил свой подбородок.

– Наверное, я ошибаюсь в своем отношении к тебе, – сказал он. – Очень любопытно. Впрочем, свою головушку тоже жаль. Пожалуйста, разрешите послушать и мне.

Ваироа шагнул впереди присел на стул. Иерн наполнил ему бокал, но маурай не обратил внимания. Роника опустилась на место кошачьим движением. Иерн чуть поежился, на лице его выступил пот. Плик откинулся назад и выпил.

– Я буду краток, – сказал Ваироа, отчетливо выговаривая слова англея с легким акцентом. – Да, я обрабатывал Микли Карста, сделать это легче, чем он полагает. Ум его склонен к разгадыванию головоломок, и сам он, конечно, надеялся выудить у меня полезную информацию, чтобы воспользоваться ею против наших. Но в душе он очень одинок, как все солипсисты. – Плик изобразил удивление при этих словах. – Я обнаружил его общество весьма интересным, – продолжил Ваироа. – Оно смягчило для меня плен и праздность. Однако двигала мной куда более высокая цель: я намеревался собрать информацию, иначе говоря – шпионить.

– Что? – воскликнул Иерн. – Как? Для чего? Вы никогда не сможете доставить ее своим людям.

Ваироа поймал его взгляд.

– Я могу передать ее вам, – сказал он. И помолчав, продолжил:

– Я с самого начала достаточно четко представлял, что именно следует разыскивать. Разведка флота Ее Величества собирала факты многие годы, в том числе и во время последней нашей миссии в Юропе. Полагаю, Тераи собирался рассказать вам, Иерн, но вы оттолкнули его, перейдя на сторону Роники.

– Тераи, – пробормотал Плик. – Ты предполагаешь, что это он вывел маураев на след Ориона?

Ответа не последовало. После ультиматума этот вопрос задавали ceбе много раз. Ваироа без жалости продолжил:

– Попав сюда, я полностью уверился в этом – способами, которые вам, Иерн, недоступны… с помощью языка, которым говорит тело, обертонов, субвокализации, логики – не столь индуктивной или дедуктивной, как интуитивной. Я нуждался лишь в весомых свидетельствах.

И он хлопнул томом об стол, заставив Иерна и Плика вздрогнуть, Роника раздула ноздри, кот проснулся, зевнул, потянулся, соскочил на пол, перебрался на колени к хозяйке. Роника рассеянно погладила его. Зверь замурлыкал, забавно оттеняя голос Ваироа.

– В первую очередь я определил комбинацию цифр, запирающую сейф его кабинета. Микли всякий раз заставлял меня оборачиваться к нему спиной, но гиперострый слух может различить, как крутится циферблат и звякают штырьки. Результат я проверил, время от времени называя цифры в присутствии его подчиненных и приглядываясь к их реакции. Тем временем я получил у Микли разрешение брать книги. Поскольку я должен регулярно представляться дежурному офицеру в приемной, вполне естественно, что я могу входить и задерживаться там, когда его нет на месте. После первых нескольких посещений я убедился, что за мной не следят. Микли никогда не оставляет важных материалов на столе, да я и не мог что-нибудь выяснить или чем-нибудь навредить. Скорей всего он просто хотел потешиться. Я постарался развлечь его, и мои комментарии он счел забавными.

– А потом ты сумел вскрыть сейф, когда офицер вышел… – хриплым голосом сказала Роника. – И что же ты там обнаружил?

Ваироа покачал тигровой головой:

– Нет, я поступил совершенно иначе. Здесь, под землей, вы начали забывать про секретность, и все считают, что так и должно быть.

Поначалу я только несколько раз входил в хранилище и присматривался, стараясь найти то, что мне нужно. Но сегодня я отыскал. – Он указал на книгу, они прочли заголовок: «Боль: концепции и методика по всему миру». Это мое досье.

Иерн сдержанным движением указал на том.

– И что же ты взял, во имя Иезу? – спросил он.

– Корреспонденцию, меморандумы, выдержки из отчетов – все достоверно.

– Ваироа словно забухал молотом, кующим железо. – Юань никогда не поддерживала Джовейна и не помогала заговорщикам. Да, некоторые высшие юанезские офицеры участвовали в заговоре. Через них передавалась информация и снаряжение. Когда нас захватили краснаянцы, они устроили, чтобы нас передали агентам Северо-западного Союза. Но вообще-то, Иерн, ваш тайный враг – Ложа Волка, создатель Ориона.

Кровь бросилась в лицо Роники.

– Нет, ты с ума сошел! – воскликнула она. – Зачем нам понадобились эти геанцы, когда торговля с Доменом только что началась. Нет!

Ваироа продолжал с той же самой непреклонной, уверенностью:

– Микли обращал мое внимание на то же самое. Я убаюкал его тем, что не стал спорить. Но факты свидетельствуют о другом. Замешанные в заговоре юанеацы попросту предоставили Волку поддержку и фасад. Конечно, они не знали об Орионе, но не сомневались в том, что ряд Лож в Северо-западном Союзе намеревается сбросить ярмо маураев. Со своей точки зрения они помогали распространить геанство в Юропе, пытались добиться союза с норрменами, соседствующими с их соперниками – монгским государством Большарека, и добивались личной выгоды. О да, Микли и его банда заманили их в свои сети по одному, тех, кто был уязвим для шантажа. А некоторые с самого начала служили норри; кое-кто из агентов, засланных к монгам, сумел пробиться на ключевые посты. Но весь импульс против Скайгольма всегда исходил отсюда.

– Почему же, почему? – пробормотал Иерн.

– Союзу выгодно нарушить складывающиеся тесные отношения между Доменом и Федерацией, – утверждал Ваироа. – Зачем позволить маураям укрепиться в Юропе, завязать контакт с выгодным торговым партнером, способным на технологический обмен? Напротив, следует вытеснить их, так чтобы все блага достались жителям Северо-запада, и без всяких вопросов найти доступ в Восточную Юропу и к сохранившимся там делящимся веществам.

Более того, неприятности в Домене отвлекут внимание маураев на стадии окончания работ над Орионом.

– Но геанцы всем нутром против всей нашей ф-ф-философии. – Слезы стояли в глазах у Роники. – Подобные отношения не могут быть долгими.

– Микли и его сотрудники интересовались только краткосрочным сотрудничеством. После того как взойдет Орион, им будет безразлично, кто где правит. – Ваироа открыл том. В нем оказалась стопка бумаг. Постоянство не имеет никакого отношения к политике… как и верность или моральные принципы. Новости о вашем предприятии должны были ужаснуть Джовейна; и он поможет моей нации против вас. В этой войне Федерация примет любую помощь, которая будет предложена ей. И в конце концов мы с радостью примем появление в Скайгольме более дружественного нам режима. Я думаю, что вам, Иерн, следует знать своих врагов.

– Дайте-ка посмотреть! – Аэроген выхватил папку.

Стул Роники свалился, и кошка с негодованием соскочила с колен, когда женщина резко припала к плечу Иерна, заглядывая в бумаги. Плик склонился к Ваироа.

– Почему ты это сделал? – прошептал он. – Чего ты хочешь добиться?

– Быть может, ничего, – отвечал маурай. – Но я обязан пытаться.

– О, ты уже сделал достаточно. Ты сыграл свою роль. – Плик поднял свой бокал. Но не питье было виной тому, что руки его дрожали. – Ты открыл врата ада, через которые придется пройти.

– Придется ли? – спросил Ваироа.

Плик не ответил.

Наконец Иерн отодвинул бумаги в сторону, поднял голову и выдавил:

– Похоже, ты прав. Что дальше?

Ваироа собрал все улики и встал.

– Что касается меня самого, – произнес он, – я обязан, как обычно, отметиться у надсмотрщика. И вернуть эти документы под предлогом того, что ищу новую книгу. Вы знаете, где найти меня, когда я понадоблюсь.

Спокойной ночи.

Он вышел. Иерн, сидя, повернулся к Ронике. Она склонилась над ним, и он припал лицом к ее груди.

– О, дорогая моя, – прошептал он, Роника взъерошила его шевелюру.

– Скверно получилось, дорогой мой, и мне стыдно за наших, – сказала она. – Подобные вещи случаются. Но мы все исправим, я клянусь, мы все исправим. Прямо на этом месте. – И нараспев добавила:

– Сперва звезды и твой полет в небо, за земные пределы, для наших детей, их детей и для вечности…

Плик отбыл не прощаясь…

Глава 22.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава