home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

От коридора к шахте вела лестница в трубе высотой метра в три. Она открывалась в горизонтальный проход, короткий, но извилистый, он заканчивался другой лестницей и лазом. После второго подъема Иерн оказался в конце тридцатиметрового коридора; его перекрывала наполовину открытая массивная дверь из железа и дерева, подзорное отверстие в ней закрывали задвижки. Ближайшая к нему сторона была облицована сталью, противоположная – покрыта прочным губчатым звукопоглощающим материалом. Им же были облицеваны и стены тоннеля.

Возле створок в скалу и бетон был врезан контрольно-пропускной пункт.

Тоннель оканчивался в чуть освещенной йустоте стартовой шахты. Виден был узкий балкон, огражденный поручнями.

Двое охранников сидели за столом возле двери у входа в туалет. Они играли в карты, не проявляя особой тревоги. Одеты они были просто, их должность определялась лишь нарукавными повязками и оружием.

Неподалеку в стойке стояли две автоматические винтовки.

Заметив Иерна, они неторопливо поднялись. Когда Иерн подошел поближе, охранники узнали его и на лицах появилось некоторое облегчение… мужчина средних лет, поседевший и грузный, а с ним женщина, рыжая и молодая, от уголков рта и глаз разбегались веселые морщинки. Она была в платье – не в блузе и брюках – поскольку находилась примерно на шестом месяце.

– Привет, Иерн, – проговорила она. Аэроген был знаком с ними обоими, он легко сходился с людьми. – Что мы можем сделать для вас?

– Я хочу кое-что сказать вам, Джори, – ответил человек из клана Таленс. Он остановился, не дойдя до них, и кивнул мужчине, – и вам тоже, Далт.

– Собрание завершилось? – спросил последний. – Что же произошло?

Остатки доброго настроения оставили Джори. Она протянула руку, словно умоляя.

– Скажите мне, что все слухи оказались не правдой, – проговорила она неровным голосом. – И никаких атомных бомб не было. Я не могу поверить.

– Увы, все верно, – ответил Иерн.

Она побледнела. Далт поглядел на него.

– Чему удивляться, когда мы в таком положении? – негодовал норрмен. Но к чертям этих монгов, мне их не жалко, и тебе нечего жалеть, Иерн.

– Что же будет потом? – выдохнула женщина, прикасаясь рукой к животу.

Далт пожал плечами:

– Канаки спешно уберут свои задницы из наших вод, если у них остался еще рассудок. Кстати, Иерн, неужели сборка закончена? Что там говорили? И потом – зачем ты здесь?

Летчик оставался там, откуда окликнул их… в пяти метрах у противоположной стены.

– Вышло так, что тебе, наверное, придется выполнить одно специальное поручение, – напрягся он. – Мне придется показать, что надо делать – я тоже принимаю участие в деле. – Преднамеренно понизил голос.

– Э? – рыкнул Далт. – Я не слышу тебя. Говори громче и подходи ближе.

– Чрезвычайная ситуация! – крикнул Иерн.

Сигнал . Он медленно направился к ним. Оба смотрели лишь на него, так что Роника, вынырнувшая из шахты, успела далеко пройти по коридору, прежде чем ее заметили. Но часовые знали и ее, а потому зла не подозревали. Еще миг, и они заметят, что левая рука ее заведена за спину. Иерн отступил. Роника выставила оружие перед собой.

– Стоять! – вскричала она. – Не двигаться! Поднимите руки! – Далт потянулся к пистолету. Роника выстрелила. Пуля свистнула возле уха мужчины. Оскалившись, она рявкнула, подойдя ближе:

– Не шевелись, сказала ведь. Ты знаешь, какой я стрелок.

За ними следовал Ваироа. Вторая винтовка была у него. Через плечо его были переброшены полосы, нарезанные из простыни. Джори завизжала. Оба охранника подняли руки. Ваироа присоединился к Ронике. Иерн торопливо заговорил:

– Мы не причиним вам зла, если вы не будете сопротивляться. Только свяжем и вставим кляп поставим у двери – с безопасной стороны, естественно, но я предупреждаю – шутить не будем: мы намереваемся увести «Орион-2». Так что поймите, с кем имеете дело, и ведите себя правильно!

– Ах нет, нет, – простонала Джори.

Далт взревел, дернулся, чтобы броситься, но увидел перед собой дуло винтовки Роники и топнул в гневе. Дернулся его кадык.

– Канака – понятно, – сказал он, словно плюнул. – Иностранец тоже. Но ты – женщина Волка. Значит, и ты ссучилась?

Он плюнул.

– Нечего болтать, – оборвал Иерн и уже собирался приказать часовым стать так, чтобы их удобно было связать, когда Джори повернулась на пятке и бросилась к пульту.

– Остановись, дура! – вскрикнула Роника и выстрелила предупреждая.

Джори не дрогнула. Иерн бросился следом. Она опережала его… было просто удивительно, что женщина с таким животом могла бежать так быстро, безусловно, она первой доберется до сигнала тревоги…

Прозвучал третий выстрел. Череп Джори лопнул, разбрызгивая кровь и мозги. Тело ее повалилось вперед, дергаясь руками и ногами, и замерло возле пульта. Натекла кровь… отвратительно алой лужицей.

Колени отказали Иерну: он пал на них и попытался прийти в себя. Клочья тьмы проплывали перед глазами, в голове гудело. Он ощутил, что Роника склонилась возле него… прижалась.

– С тобой все в порядке, дорогой? – негромко рыдала она. – Ты-то не ранен?

Усилием воли он обрел полное сознание.

– Это ты застрелила ее? («Если она, что тогда?») – Нет, – ответил Ваироа. Стоя над покорно лежащим Далтом смуглым воплощением Смерти, в темной маске на глазах и тигровом колпаке, он отвечал негромко и ровно:

– Это сделал я. В ее решимости трудно сомневаться. Ранение не остановило бы ее, учитывая количество адреналина в крови.

– Я… не могла бы… сделать это, – проговорила Роника. Слезы текли из ее зеленых глаз.

– Женщина и нерожденный ребенок, – рычал в гневе Далт. – Теперь ты довольна, предательница?

«Ребенок еще жив, – промелькнуло в голове Иерна. – Сколько же он будет умирать? Можно ли его спасти? Нет, я запрещаю себе думать об этом».

– Она поставила бы под угрозу все наше дело, – объявил Ваироа, сохраняя полное бесстрастие. – Орион взойдет, но чтобы погубить тех, кто делает ядерное оружие.

Далт икнул.

– Я не сказала, что осуждаю тебя, – печально произнесла Роника. – И не горжусь тем, что не смогла бы поступить так, как ты. – Она поднялась и помогла Иерну встать. – Пошли, дорогой. Незачем терять время.

«Мы делаем то, что должны; то, что должны; то, что должны». Напев этот звучал в его голове, пока они связывали Далта и затыкали ему рот, а потом оттаскивали пленника подальше от двери. Дела позволили аэрогену отогнать мысли о случившемся. Он будет плакать потом, коща придет время. Ваироа стал на страже, Роника отодвинула убитую в сторону, сложила ее руки на груди, прикрыла изуродованное лицо полотенцем, взятым из туалета, тряпкой затерла самые откровенные следы.

Тем временем Иерн закончил свое дело. И подойдя к Ваироа, выдавил, ощущая, как механически выступают слова:

– Мы не может откладывать. Мне нужно показать тебе все, что ты должен будешь сделать.

– А выстрелы могли услышать? – спросил маурай.

– Едва ли, – «благословенны технические подробности». – Мы находимся на верху шахты высотой в сто один метр; все здесь предусмотрено, чтобы поглотить звук и радиоактивные осадки в случае несчастья. Однако мы не знаем, когда они закончат свое собрание. Сейчас Микли наслаждается собой, сеет семена своей будущей политической карьеры, но есть и другие дела, о которых он должен заботиться.

Иерн отвел Ваироа к балкону, холодный бриз, шепча, поднимался из глубин шахты. Шелест вентиляторов и пульс насосов таяли где-то вдали.

Тьма уходила глубоко вниз, во мраке далеко мерцали разнесенные светлячки фонарей; наконец все оканчивалось белым каскадом света. Там располагался корабль. Сверху он казался небольшим… роскошный самоцвет, запутавшийся в паутине мостков. Ну а над головой через какие-то двадцать метров тускло блестел металл.

Иерн указал вверх.

– Эти ворота, – сказал он, – не просто створки, а сложная машина.

Выдержать силы, которые выпускает на волю Орион, она может только за счет чрезвычайной прочности и синхронной работы. Но сами створки даже не вздрогнут при прямом попадании обычной бомбы. Вот пульт управления сервомоторами, передвигающими комплекс. Сперва они открывают внешнюю диафрагму – со всем камуфляжем. Следом срабатывает внутренняя заслонка, открывая путь кораблю. Первый взрыв поднимает его в небо, а яма для радиоактивных продуктов на дне и встроенные в стену баки с растворителями поглощают все опасные вещества.

– Весьма достойное внимания достижение, – заметил Ваироа, – Конечно, большую часть энергии огненного шара поглощает аблирующий слой, но ты, без сомнения, изучал устройство шахты… ты изучаешь все.

Дальше корабль летит по инерции. Точная траектория обеспечивается магнитными полями, создаваемыми сверхпроводящими катушками, окружающими шахту под оболочкой. Они включаются после открытия портала. Ворота не успевают закрыться, до того как в атмосфере произойдет второй взрыв временной интервал невелик – но высотный взрыв уже не может повредить установку, в частности потому, что будет слабее. Но о нем уже речи нет; твоя работа заканчивается, когда ты откроешь портал, и я выведу корабль наружу.

– Я никогда не понимал, зачем ворота открываются автономно, недоумевал Ваироа. – Почему нельзя сделать это из центра управления полетом?

– Существует комплекс причин: скажем, децентрализация управления и упрощение обороны. Кроме того, так экономнее: меньше электроники – проще конструкция. Ведь весь Орион – азартная попытка без настоящей базы, просто с горсткой ресурсов, которые приходилось возобновлять самыми непритязательными способами… Кстати, почему мы еще болтаем? – отрезал Иерн. Он направился назад. – Действуй, – объявил аэроген. – Когда портал открывается, наблюдатель, выйдя на балкон в последнюю минуту перед запуском, проверяет условия, в особенности состояние коварной погоды. А затем вся бригада оставляет позицию и закрывает за собой эту тяжелую дверь. Нетрудно догадаться, к чему способен привести взрыв атомной бомбы в ограниченном пространстве, кроме того, корабль будет подниматься быстрее звука. Здесь пройдут ударные волны, а после того как взрыв ускорит корабль, хватит жара, чтобы испечь тебя.

Инженеры полагают, что пультами управления после нескольких модификаций можно будет пользоваться и после запуска, но это еще надлежит проверить. Во всяком случае, дверь, покрытая шумопоглощающим материалом, защищает бригаду. 'Тем не менее, по правилам, они должны опуститься вниз.

– Насколько я могу судить, ворота могут служить и преградой для врагов.

– Да, дополнительная предосторожность против диверсантов, коммандос или… словом, от нас. Конечно, наш случай – дело особое.

Иерн потянулся к панели и быстро объяснил назначение датчиков, переключателей и кнопок. Ваироа запоминал все столь же быстро.

– Когда ворота откроют, зазвучит сигнал тревоги, – пояснял Иерн. – Это делается автоматически, и подачу сигнала предотвратить нельзя. Услышав его, все должны разойтись по безопасным местам, отведенным для каждого. По плану на это отведено двадцать минут, но предохранители отсоединяются сразу, и корабль может подняться в любую минуту. Я попытаюсь сделать-все побыстрее, чтобы ты мог бежать, прежде чем сюда явятся северяне.

Ваироа кивнул.

– Я буду находиться здесь, пока вы не взлетите, – ровным голосом согласился он. – Можете ли вы заранее предупредить меня о взлете?

Ваироа указал на громкоговоритель, – Не голосом, – возразил Иерн. Коммуникации от корабля проходят через центр управления, который сейчас закрыт.

– Оттуда нам в любом случае не помогут, – отозвалась Роника, убиравшая кровавое месиво.

– Пилот должен дать сигнал за три минуты до взлета, – объяснил Иерн. Он включает сигнал у ворот. Как мне говорили, звук его похож на трубу, высокий и долгий. Я, конечно, воспользуюсь им. Трех минут тебе хватит, чтобы выскользнуть за дверь, но лучше сперва закрой и заложи ее, чтобы избежать возможного нападения, выскользни и пытайся бежать.

Роника встала, проверила свой комбинезон и туфли, чтобы не пропустить сомнительных пятен, и составила все оружие в стойку. Они с Иерном не могли спуститься с оружием вниз – к входу для экипажа, тогда их, безусловно, остановили бы.

Иерн закончил свою лекцию. Роника вернулась к мужчинам. Она взяла Ваироа за правую руку и произнесла с сочувствием на лице и в голосе:

– Удачи тебе, мой друг по долгой дороге.

Ваироа ответил одной из своих редких улыбок.

– Не скорбите обо мне, – сказал он. – Я знаю, каковы мои шансы, и не испытываю страха, наоборот – рад встретить свой последний час, стоя на страже мира. Благословляю вас.

– До свидания, – надтреснутым голосом ответил Иерн… Он не мог найти в себе сил сердечно попрощаться с гибридом или прикоснуться к его ладони.

Ваироа сложил руки на груди. Проводил взглядом спутников. Проверил связанного на полу Далта, освежил в памяти назначение циферблатов и кнопок на пульте. Ненадолго остановился возле тела Джори и отправился на балкон. Через тридцать минут, как назначил Иерн, Ваироа должен открыть портал. За это время его спутники надеялись достичь своей цели и подготовиться к запуску, если не встретят сопротивления. В часах, что были на пульте, Ваироа не нуждался: он знал время внутренним чутьем. Перепнувшись над поручнем, он разглядывал тьму и свет, огромными полотнищами расходящийся от.далекого корабля.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава