home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5.

– …Чтобы отомстить за все зло, которое мы претерпели…

Взревела труба.

Микли разом умолк и застыл – подобравшись, как кот. Словно волна пробежала по толпе, зашумела разбиваясь, и будто застонали чайки.

Губы Микли дрогнули, открывая зубы.

– Ого, – пробормотал он. – Урок закончен. – И вновь припал к микрофону. Голос его загромыхал над толпой. – Это сигнал к запуску. Не тревожьтесь, не следует паниковать. Мы, северяне, справимся с любой трудностью, если сохраним холодную голову. Оставайтесь на месте. – Он поднял руки, успокаивая смятение. – Весь персонал службы безопасности должен немедленно занять свои места и приступить к выполнению своих обязанностей. Вооружайтесь и ожидайте приказов. Все прочие оставайтесь на местах – первой должна выйти охрана. А после этого, соблюдая порядок, остальные расходятся по своим квартирам.

Дренг поднялся на сцену, ужас исказил тяжелые черты, но не за свою безопасность страшился он.

– Поговори с ними, Эйгар, – выкрикнул Микли. – Пусть посидят, а я тем временем спасу твой драгоценный корабль, – и рявкнул в микрофон:

– Держитесь, северяне! Я уже в пути!

Он заторопился по проходу к двери, кое-кто приветствовал его, но все звуки тонули в трубном зове. Быстро и уверенно оказавшись снаружи, он понесся бегом – по коридору, по лестнице, вновь по коридору – в свой кабинет. Помощница встречала его с пистолетом в руке. Она подняла ствол вверх, отдавая честь. Он весело махнул ей и спросил:

– Какая информация?

– Никакой, сэр, пока никакой.

В коридоре топали башмаки, кричали люди, летело эхо, взывала труба.

Микли усмехнулся.

– Ну что ж, тем веселее, так? – выкрикнул он из кабинета. Усевшись за свой стол, он начал переговоры:

– Уровень один, о'кей; охрана не заметила ничего, кроме сигнала тревоги, – объявил он, вызывая второго абонента. – Уровень два, то же самое… Уровень три… Алло, алло… молчит как будто бы, а это вход экипажа… Уровень четыре, о'кей, все в порядке… уровень пять – алло, алло, алло, звонок есть, но никто не отвечает – это возле ворот. – Он ухмыльнулся. – Угу, вот и пираты.

Аппарат на столе дежурного офицера зазвонил. Послушав несколько секунд, она сказала дрожащим голосом:

– Да, переключаю… Сэр, это человек с поста на третьем уровне.

Микли прислушался.

– Ах, – выдохнул он. – Очень хорошо. Хос, доложите с Левиным командиру; возьмите новое оружие и ожидайте приказа вместе с остальными вашими людьми. Отчитывать вас за беспечность у меня нет времени. Действуйте! – он опустил трубку. – Шайра, дорогая, – окликнул он свою секретаршу, – проверь, где находится Ваироа Хаакону.

– Он должен быть в заключении, сэр, не так ли? Но… – раздался сдавленный вопль. – Сэр, его там нет!.. Он у ворот!

Микли кивнул.

– Совпадает. – Он посмотрел на часы. – Ферлей и Биркен, должно быть, уже проникли в корабль, – сказал он, словно обращаясь к себе, – при нормальном отсчете у нас осталось около часа. Но они легко могут скостить большую часть его; если мы попытаемся войти, им придется немедленно стартовать. Но сами они предпочтут взлететь лишь после хотя бы основных проверок и прогрева. Значит, остается примерно двадцать минут. – Он вновь возвысил голос. – Шайра, вызови штабквартиру службы безопасности, пусть вышлют взвод с парой ракетных ружей на пятый уровень. Быстро. Если дверь закрыта – как того следует ожидать – пусть они разнесут ее, войдут и опустят створки на место, прежде чем корабль взлетит. На двоих! Рысью!

Он снова поднял трубку и набрал особый номер.

– Боевой корабль «Морской змей», на мостике капитан Скарп, слушаю, услыхал он.

– Капитан Скарп, – отрезал Микли. – Слушайте: код «вулкан», поняли меня?

– Да, сэр, абсолютный приоритет.

– Поднимайте пар и выводите людей на боевые посты. Предупредите своих, чтобы не глядели на запад. Возможно, что в той стороне произойдет несколько ярких вспышек, которые могут ослепить вас, пусть все на палубе будут одеты – в перчатках и масках.

– Что? – потрясенный моряк справился с собой. – А гражданских предупредили?

– Да, с той поры как эта свинья вырвалась из своего хлева, сигнал тревоги передается по радио, а в Кенае приемников не выключают. Они уже в постелях, попрятались под одеяла. Наверное, все правила наизусть выучили, нетерпеливо выкрикивал Микли. – Если наш космический корабль взлетит, вы выходите в море. Вы должны уничтожить маурайские авианосцы, чтобы, заметив корабль, они не сумели разбомбить нас. Вы сделаете это любой ценой. Если сможете нанести их флоту дополнительные потери – отлично, но лучше выйти из боя и вернуться сюда, сохранив какое-то количество ракет – на случай новых попыток. Вы меня поняли?

Повторите. – Когда флотский, повинуясь, ответил взволнованным голосом, Микли сказал:

– Ну что ж, веселитесь. – Опустил трубку на аппарат и оставил кресло. На мгновение взгляд его задержался на бивнях мамонта.

– Все, пожили, как и ты, старина – в свое время, – пробормотал он. Только я могу оставить по себе куда более внушительную память. – Погладив холодный оникс своего письменного прибора, он заторопился наружу.

– Куда вы направляетесь, сэр? – поинтересовалась его помощница.

Микли усмехнулся под звуки трубы.

– Куда-куда!.. на уровень пятый. Неужели ты думаешь, что я способен пропустить такое развлечение, милашка?

Он потрепал ее по щеке, усмехнулся недовольству и поспешно ушел.

Его остановил офицер, желавший получить разрешение возглавить группу прорыва на третьем уровне. Микли потерял несколько минут: предложение следовало отвергнуть настолько решительно, чтобы никто не рискнул попробовать вне зависимости от ситуации. Наконец лифт поднял его в коридор, расположенный как раз под местом назначения.

Здесь трубный глас был настолько громким, что челюсти его завибрировали. Дюжина вооруженных людей пряталась под лестницей. У одного была пусковая труба на плечах, еще двое несли четыре небольшие твердотопливные ракетки с взрывными боеголовками, остальные были вооружены обычным образом. Мрак и сумятица, на лицах людей было написано отчаяние и страх; больно было не только их барабанным перепонкам.

Микли рванулся навстречу.

– В какое адово дерьмо вы тут вляпались? – завопил он. – Я же велел прийти двум ракетчикам.

Начальник взвода отдал честь.

– Сэр, – ответил он, стараясь перекрыть вой. – Второй убит, с ним еще четверо. Ворота защищает стрелок, он палит без промаха. Всякий, кто высовывал голову из шахты, получал от него по пуле. Мы не смогли развернуть оружие. – Он глотнул. – Кроме того, сэр… Вы же знаете, что это дело для самоубийцы: броня на двери отбросит осколки назад: они разрежут ракетчика на части.

Микли яростно оглядел лица.

– Мужчина должен быть горд, имея возможность умереть, чтобы Орион взошел, – поучал он.

– «Орион-2» взойдет в любую минуту, – простонал другой. – И тот, кто окажется наверху, не сумеет рассказать об этом. Дойдет даже сюда…

Микли скрестил руки. Несколько секунд говорила только труба.

– И вы зовете себя северянами, – упрекнул он. – Зарядите свою трубу и дайте ее мне.

– Сэр? – выкатив глаза, они уставились на него.

– Я открою для вас дверь. Будьте готовы последовать за мной. Ты… Он указолна самого унылого из всей группы. – Давай сюда оружие и мчись домой к матери, может, она еще найдет где-нибудь детали, которые позабыла вставить тебе на сборочной линии.

Человек дернулся.

– Сэр, это безумие, – возразил командир. – Мы не можем потерять вас!

Лучше я попробую сам.

Микли покачал головой.

– Нет. У меня есть идея, но объяснять некогда, а у вас слишком много мозгов, чтобы просто повиноваться, – прозвучал его отрывистый смех. – Я не могу упустить возможности порезвиться.

Они зашаркали ногами и отвернулись.

– Прыгайте, – приказал он, уже потише, но так, чтобы его услышали в этом шуме. Поглядев на него, они торопливо повиновались. С пистолетом на груди, забросив за спину заряженную пусковую трубу, Микли поставил ногу на лестницу. – Когда услышите выстрел этой штуковины, сразу поднимайтесь, приказал он и с обезьяньей гибкостью полез наверх.

Трубный звук туманом наполнял извилистый коридор. В конце его грудой свалились убитые. Невидящие пустые глаза… открытые рты… Кровь, мозги, экскременты. Микли с легкой брезгливостью миновал их, направляясь к следующей лестнице.

Но когда лоб его должен был вот-вот выставиться над полом верхнего коридора, он остановился. Одной рукой отстегнул свой пояс, петлей обхватил .лестницу посредине и вновь закрепил пряжку, чтобы можно было на нее опереться. Он снял из-за слюны пусковую установку и не без труда выставил вперед верхнюю половину, оперев ее на пол. Держась левой рукой за стержень, который должен был упираться в плечо, наклонил ствол вперед.

Ваироа увидел… звякнули пули. Труба вздрогнула под их ударами. Микли ухмыльнулся – шире, чем прежде. Правая рука его потянулась к пусковому крючку.

План был безумен, а потому не пришел в голову ракетчикам, Микли не мог точно прицелиться, да и ствол обязательно дернется. Попасть в уязвимую точку возле замка шансов у него практически не было… Микли полагался на удачу. Держа речь перед собранием Волков, он называл ее судьбой.

Сигнал тревоги умолк. Наступило молчание. Некоторое время, успев оглохнуть, он не замечал этого. И вдруг услышал новый сигнал, холодный ледяной голос, стон зимнего ветра.

Через три минуты взойдет «Орион-2».

Микли выстрелил. Дым и пламя закружили над ним. Пламя обожгло дыхание.

Рев ракеты закончился грохотом Судного Дня. Острые, как ножи, осколки, взвизгивая и блестя, отражались от стен, пролетали над ним, пока он старался прижаться как можно плотнее к стенке хода. Микли не замечал порезов.

Не до них… Не до чего вообще – пока не остановлен корабль. Он выскочил вверх, не встреченный пулей. Покрытая сажей и разбитая дверь криво висела перед ним.

– Й-а-ах! – завопил он победно и рванулся вперед.

Ваироа стоял, пока труба звала на помощь. Припав к глазку, с оружием наготове он ждал. И по одному перестрелял ракетчиков, забыв про того, что лежал связанным на полу. Потом взгляд его коротко прикоснулся к убитой женщине. Он остановился, притронулся ладонью к ее животу, выпрямился и вновь стал на стражу – призрачная ночная фигура посреди белизны и машин.

Из-за края отверстия выглянула труба – ракетная установка. Он выстрелил несколько раз, но перед ним была не цель из плоти.

Трубный глас смолк. Засвистел «Орион».

Ваироа расслабился; стража его закончена.

Почти.

Взрыв отбросил Ваироа назад. Он выронил винтовку и, ошеломленный, встал на колени. Кровь текла из носа. Он пополз, распрямив спину, Микли Карст скользнул в открытую щель. В руках его был пистолет.

«Орион» свистел.

Микли выстрелил. Застигнутый у стены Ваироа споткнулся, припадая к ней. Из дырки в животе его хлынула алая кровь, Микли рванулся к пульту. Ваироа, собрав все силы, попытался помешать ему.

– Нет! – взвыл Микли. – Нет!

Он выстрелил снова, почти в упор. Ваироа как будто ничего не почувствовал. Настигнув своего врага, он обхватил его. Они сцепились возле пульта. Микли не в силах был поднять пистолет, сдерживаемый этой рукой. Ваироа крутанул, хрустнули кости – пистолет упал на пол.

Свободная рука Микли напряглась. Ваироа не обратил внимания. Правой рукой он подгонял противника, направляя его к…

– Нет! – взвизгнул Микли. – Нет!

Ваироа улыбнулся и ответил:

– Да.

Они вывалились на балкон. Микли запустил зубы в горло Ваироа. Ваироа перевалил его через ограждение. Микли не отпускал; так они и упали в шахту, пролетев вместе более ста метров.

В переходе взводный пересчитал людей; те немногие, что сохранили еще храбрость, вызвались сопровождать его. Они поднимались по лестнице – к пульту управления… Как раз для того, чтобы сгинуть в огне и громе старта.

Глава 24.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава