home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1.

На сей раз гневные магнаты не стали тайно съезжаться в Кемпер под каким-нибудь предлогом. Объявив о своей цели, они собрались в Дордойни, в замке Бейнак, открыто отказавшем капитану Джовейну в повиновении. Теперь недовольных было куда больше, чем на предыдущей встрече. Гости со свитами заполнили все свободные комнаты в замке и все места, где можно было расположиться неподалеку, но даже владельцы гостиниц не брали денег за проживание.

Заседания начинались каждый день поутру и тянулись до заката. Дело, которое приходилось решать, не знало сравнения во всей истории Домена.

Каждый требовал внимания, хотел сказать свое слово, сомнению то и дело подвергались как основные принципы, так и самые мелкие детали процедуры… вспыхивали отголоски персональных конфликтов. По вечерам интриги, угрозы, сделки осуществлялись в темных углах замка. Медленно и неэффективно, как бывает среди людей, собрание подбиралось к консенсусу.

Наконец Босмайер Тесс Рейман могла встать перед магнатами и подвести итоги. Ее сразу избрали председателем – к собственному и всеобщему удивлению. Оказалось, что кандидатура ее как офицера, по долгу службы знающего Скайгольм, уважаемого аэрогенами и наземниками, вызывает меньше всего разногласий. Очень скоро она убедила всех в противоположном, но никто всерьез не собирался мешать ей направлять в нужную сторону собравшееся стадо… по большей части все были ей благодарны за это.

Зал заседаний пристроили к крепости пару столетий назад – длинное здание с узкими окнами. Под каждым окном располагалась статуя Предка, выполненная в абстрактном стиле той эры. Башенка наверху представляла на самом деле камеру-обскуру, оттуда электроника передавала на экран, охватывавший зал поверху над окнами, вид окрестностей с высоты замка.

В тот вечер мгла уже уселась в лишенных листьев кронах деревьев, посреди увлажненной дождем долины поблескивала речная волна. Несколько звезд мерцали на небе. Скайгольм, подобно Луне, низко стоял на севере, и на диске его трепетали крохотные огоньки. Прохлада за стенами пронзала духоту в зале, отдававшую потом и табаком.

Из президиума Тесс посматривала на всех собравшихся. Цветастые и разнообразные национальные костюмы говорили, сколь сборная солянка предстала перед ней: сеньоры Кланов, управляющие, князьки, купцы, повелители и повелительницы различных областей, от тихого ученого Местромора до элегантного великого мэра Эльсасса, от затянутого в черное президента Бургойни до лохматого горца, Вождя Юры… Она прокашлялась.

– Мне бы хотелось набросать контуры достигнутого нами согласия, сказала она. – Бесспорно, не каждый из присутствующих одобрит все соглашение целиком, но, с моей точки зрения, мы выработали компромиссный вариант, способный всех объединить. Изгнание Джовейном персонала Скайгольма мы не можем… не вправе стерпеть. Этот акт не просто предоставляет ему и его шайке наемников, эспейньянцам и маурайским «советникам», полный контроль над самым могущественным сооружением в Юропе, а быть может, и во всем мире. Он может испепелить нас. И мы будем не в силах противодействовать ему, если не перейти к гибельному открытому восстанию или партизанской войне. Быть может, руку его остановит лишь понимание грустной истины: тогда Домен навсегда распадется. Не будем преувеличивать, скорее всего эспейньянцы и маураи, составляющие теперь экипаж Скайгольма, не станут повиноваться подобному приказу, если не последует самых серьезных провокаций с нашей стороны.

Вне сомнения, в своих собственных глазах они кажутся себе достопочтенными людьми. Во всяком случае, это, безусловно, можно сказать о Джовейне. Но главное в том, что это он и они решают нашу судьбу, а не мы сами, уроженцы Домена, знающие его древние обычаи. – Она указала на изображение аэростата. – Некогда он спас цивилизацию Франсетерра. Потом охранял и вынянчил ее. А теперь обратился в средство достижения абсолютной власти. Вот это и есть самое худшее.

Скайгольм по праву принадлежит не ему, а Домену. Нам, нашим предкам и детям, еще не рожденным. Он – сердце всей нашей сути. Можно верить или не верить в то, что в нас обитают анимы предков, но вы прекрасно знаете, что мы обитаем среди их наследия. И мы должны потребовать свое наследство назад.

Тесс сделала паузу. По аудитории пробежал шорох. Она продолжила сухим голосом:

– Итак, какие меры мы предлагаем? Во-первых, мы собираем всеобщий съезд сеньоров. Мы не можем, как заведено, встретиться в Скайгольме, но закон и не требует этого. Сеньоры должны проголосовать за отрешение Джовейна от должности и смещение его с поста Капитана. Но до того следует открыто и во всеуслышание объявить, что мы отказываемся поддерживать его. Наши штаты больше не будут выплачивать налоги центру, признавать его чиновников и выполнять его декреты; кроме того, мы призываем другие штаты, корпуса, лиги, компании, организации любого рода поступить так же. Кое-кто здесь в последние дни утверждал, что подобные действия подорвут саму основу нашего общества. Это так. Тем не менее…

Ворвавшись в главную дверь, молодой человек побежал по проходу.

– Новости, новости! – кричал он. Слезы текли по его исказившемуся лицу. – Радио…

Тесс подняла руку, чтобы остановить беспокойство в зале.

– Что за безобразие? – осведомилась она. – Разве возможны подобные выходки без крайней необходимости?

– Что вы!.. – возразил Анс Дебирон сквозь слезы. Вспрыгнув на край помоста, он стал с ней рядом. – Скорбные вести, господа мои и госпожи.

Слушайте: армии монгов, напавшие на Северо-западный Союз, истреблены… ядерным оружием! Дью, защити нас!

И, упав на колени, он зарыдал.

Тесс не оставила своего места над порожденным ужасом хаосом. Взгляд ее обратился к Скайгольму – снежно-белому посреди сгущающейся тьмы.

– Ну, что делать теперь? – прошептала она.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава