home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1.

«Орион-2» обогнул Луну, перед ним встала Земля. Солнце теперь было за их спиной, и Иерну с Роникой родная планета казалась амулетом из белого мрамора и сапфира, с краю обрызганным ночью. Свет ее прогонял звезды, но совсем рядом Галактика раскинула свою искрящуюся бриллиантовым инеем дорогу.

Пепельные кратеры оставались позади и внизу. Резкие дневные черты Луны смягчились, растворялись в тенях и тайне. Там, где на Земле уходил день, люди видели, что старая Луна сменяется новой. Роника и Иерн плавали возле окна пилота. Слезы блестели в женских глазах.

– С каждым разом она все прекрасней и прекрасней, – выдохнула Роника.

Он молча кивнул. – Здесь я увидела то, что прежде не понимала, сказала она в безмолвии, что наполнило корабль. – Геанцы правы: жизнь едина. Земля жива. Как одинока она и как бесконечно драгоценна. Мы не можем позволить, чтобы Землю убили. Кроме нее, нет ничего.

Он ответил задумчиво:

– Но когда-нибудь люди будут жить в космосе и, быть может, даже за пределами Солнечной системы.

– Я тоже надеюсь на это, но Земля всегда останется нашей матерью.

«Катан, Розенн! – внезапно кольнуло. – Как вы там?»

– Конечно, и Луна прекрасна на свой призрачный лад, – продолжала Роника. – Мне бы хотелось вернуться, походить по ней… по Морю Спокойствия… поклониться тому, что осталось от «Орла» 107.

– Неужели ты полагаешь, что эта цель достойна нового полета?

– Конечно, и этот был просто великолепным.

– И я так думаю, правда, досуга у меня было немного.

– И у меня тоже; всякие дела, теснота, запашок, неподходящая еда, горе с туалетами, все недостатки невесомости – но все равно чудесно.

По-моему, мы хорошо справились с делом… И точно рассчитали орбиту.

Но обратный полет должен пройти куда легче.

– Именно. Возможно, нам потребуется небольшая коррекция курса или две, но, по-моему, нас ждут три выходных дня. Правда, придется решать, что делать дальше и куда садиться.

– У тебя есть на этот счет соображения?

– Боюсь, что нет. Нам нужна страна, в которой мы не будем считаться преступниками и где у нас не конфискуют корабль. Мейка? Оккайдо?

– Они слишком податливы – если маураи надавят… я же тебе говорила. А что ты думаешь о каких-нибудь отсталых районах где-нибудь в глубине континента?

– Я подумывал об этом, – нерешительно сказал Иерн, – но чем более я овладеваю управлением, тем более убеждаюсь, что мы не сумеем сесть без помощи с Земли. Полный экипаж наверняка мог бы спокойно приземлиться в азиатской степи или в африканской саванне, хотя я бы не стал рисковать даже при всем своем безрассудстве. Мы с тобой не вправе идти на риск. Одному мне не хватит информации, я также не могу передавать тебе указания в достаточно быстром темпе… словом, с двигателем без экипажа не справиться. Ну а в атмосфера даже самые важные параметры я смогу только прикидывать на глаз. А наш космический корабль, как самолет – с точки зрения аэродинамики более всего напоминает кирпич.

Словом, будет превосходно, если мы сумеем нормально опуститься на самое лучшее и самое освещенное посадочное поле в мире.

Роника вздохнула.

– Угу… Эй, не надо кривить рот, иначе я буду крутиться вокруг, пока ты не улыбнешься. В худшем случае сдадимся маураям. Уж они будут обращаться с нами прекрасно, учитывая все, что мы сделали для них.

Судя потому, что я слыхала, Океания – вовсе неплохое место для жизни.

Быть может, мы даже сможем уговорить их построить собственный «Орион».

Или-кто знает? – быть может, когда мы вернемся к Земле и установим радиоконтакт, то сумеем найти страну, которая будет рада принять нас на наших собственных условиях.

– Быть может… Но скорее всего их биологи вырастят гигантского мотылька, который сумеет летать между планетами. – Иерн вздрогнул. Его ногти, бледнея, впились в спинку сиденья, за которое он держался.

Роника потянулась к нему.

– Эй, милый! Что с тобой?

Не видя Земли, он выдавил, глядя перед собой:

– Да. Сперва я был слишком утомлен, захвачен всем пережитым… и только сейчас понял: мы вполне можем разбиться или сгореть при спуске… ты погибнешь.

– О-о-о! – Она взлохматила его волосы. – Давай-ка покончим с этим франсейским благородством! Я знала, что делаю, и никогда даже на миг не желала ничего другого. Нет, конечно, я не стремилась умереть до срока пока мы с тобой не состарились и не одряхлели. Если же нам не дано – лучше быстро, крак! – и навеки вместе. Мы псе на целые световые годы прожили лучшую жизнь, чем большая часть людей способна даже представить. Так что не жалей меня.

– Ну… – Он поцеловал ее. Они оторвались от кресел я поплыли обнимаясь. – Роника, знаешь, ты у меня – самое величайшее чудо во Вселенной.

В лунном свете, затопившем потемневшую кабину, он увидел, как опустились ее веки, как раздулись ноздри, как приоткрылись губы.

– В таком случае, – произнесла она с придыханием, – отправляемся в грузовую секцию, там больше места. Я придумала, как можно любить в невесомости.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава