home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

Армады сошлись возле устья могучей реки Колумма 26, было холодно, ветер с запада гнал ледяной дождь, смешанный со снегом. Течения подбавили путаницы в огромные волны: они затягивали корабли на восток, укрывая под собой рифы и мели. Словно бы сама природа пыталась защитить свою страну.

Если так, она старалась напрасно.

Среди экипажей Союза попадались опытные моряки, но практически каждый маурай знал высокие воды и дельфиньим чувством угадывал ход волн под ветром, приглаживавшим, подымавшим или нахлестывавшим их. Корабли Союза были отлично построены, но по большей части на верфях, что состарились еще до того, как прежняя цивилизация уничтожила себя; в бой их увлекали примитивные паруса либо толкали еще более неуклюжие угольные машины дизелей на синтопливе было немного. Корабелы маураев блюли все каноны обеих динамик – воздуха и воды; они были маневренны, как акула или альбатрос, а топливные элементы приводили в движение вспомогательные электрические моторы. Самолетов обе стороны могли выставить немного, но примитивные машины Союза вынуждены были оставаться на земле, а пилоты-маураи летали и в такую погоду. Дождь не слепил их радары, сонары, теплодетекторы и прочие приборы – в подобных вещах маураи значительно превосходили соперников. Артиллерия Союза использовала в снарядах порох минерального происхождения. Скудность природных запасов ограничивала возможности оружейников. Маураи изготовляли свою амуницию, пользуясь веществами пусть не столь мощными, но безгранично доступными. Их взрывчатка имела биологическое происхождение, ее производили на морских фермах-фабриках бактериальных культур. Металлы им давала терпеливая электрохимия – перерабатывая морскую воду. Она же поставляла кислород и водород, и криогенные топливные элементы могли работать во время долгих походов.

Вспыхивали ракеты, пенили воду торпеды, бомбы со свистом падали вниз, и каждая из них точно поражала цель, рукотворные молнии разили сам шторм, некстати разбушевавшийся. Грузные броненосцы Союза ворочались среди погибающих собратьев и лихорадочно отстреливались. Вторгшийся враг послал самые большие ракеты, снаряженные жидкими газами, взрывавшимися при ударе. Пробудились вулканы. Броненосные корабли разламывались. Гейзерами взметалась вверх вода, рушилась вниз, в муке вертела корпуса и обломки, сталкивала с них уцелевших.

Битва была закончена менее чем за два часа. Когда стих ветер и заплакал дождь, словно скорбя об убитых, потерянных ими сокровищах и утраченной надежде, маураи не ликовали: они разыскивали тех, кого еще можно было спасти, и ужас таился в глубинах многих глаз.

Повреждения получили маурайские корабли; меткий снаряд вывел «Барракуду» из строя, судно пришлось чинить; при разрыве погибли матросы, среди них оказался и Лауни Биркен Война продолжалась еще более двух лет, потому что перешла на сушу. А суша была огромной. От гор Кламат в Калифорнии она тянулась вверх по побережью, до самой Ляски. На восток она доходила до Скалисов 27, к югу территории Союза ограничивали Каскады 28, здесь страна северян сужалась – они не селились на сухих безлесных равнинах. Гористые края, глубокие долины, бурные ручьи, проливы и фьорды, леса и болота и повсюду богатые фермы и уютные города; страна дождей, тумана, снега, застенчивого солнца, но иногда и невыразимо светлых зимних ночей, когда звезды мерцали и играло полярное сияние; война крепостей, укрытий, секретных маршрутов, засад.

Воинами здесь были все мужчины, женщины и дети. Тераи решил, что на норри сказалась естественная селекция: их предки во время Погибели претерпели невероятно большие страдания, чем его собственный народ: так было и потом, когда монги хлынули из Сберии через пролив, на многие месяцы покрывшийся льдом, после того как ядерные взрывы наполнили воздух пылью. Пришельцы валили через Юконское плато и через высоты за ним, по тундре и прериям, не встречая сопротивления нигде – его оказали им только предки северян. Они отвратили прилив вражеских орд от своих гор, вернули назад Ляску, преградили путь новым пришельцам из Азии; после столетней войны отогнали незваных гостей, истощили их силы, укрепились на своей земле, отбили восточные дороги, и наконец покой и мир воцарились на их границах.

Не были склонны сдаваться без боя и их потомки. Норри не проявляли безумства: потерпев несомненное поражение, они угрюмо сдавались.

Маураи захватывали их города и промышленные центры без лишней бойни.

Однако этим война не кончилась. Что было толку оккупировать Сиэттл, Портанжелс, Виттохрию 29 и посылать отряд морских пехотинцев оккупировать рыбацкую деревушку на острове Санван, где происходили Великие Советы Союза («чтобы не нашалили», как некогда пояснял Лауни).

Силы центрального правительства были настолько ограничены, что их едва можно было считать таковыми.

Больше власти имели территориальные столицы, но и она была невелика.

Мозгом и стержнем общества являлись Ложи. Они были повсюду. Глава местной Ложи мог за ночь набрать полк и распустить его, когда дело было закончено.

С адской медлительностью маураи поняли, как заставить своего врага сложить оружие. У них не было ни сил, ни желания покорять страну, а мысль о том, чтобы опустошить ее – Землю – никогда не приходила им в голову даже в кошмарах, однако они могли перекрыть поставки военного сырья. Одновременно стараясь облегчить людям лишения, предложить врачебную помощь, от чистого сердца помочь в реконструкции предприятий и торговли, а также ученым в их университетах.

И в этих трудах Верховный Комиссар Руори Хаакону проявил доблесть превыше героев настоящих сражений. Его ум, обаяние, неподдельные душевность и доброта только украшали его вполне реальные достижения.

Не вредила и несомненная мужская красота. В то же самое время он не терпел никакой неразберихи и всегда был необыкновенно хорошо информирован. (Его отец Арутуру командовал разведкой и был высшим начальником Тераи Лоханнасо.) Словом – одну за другой – Ложи уговаривали сдаться, примирялись с положением дел. Ситуация оставалась достаточно скверной. Однако по договору Северо-западный Союз отказался от продолжения работ по ядерной энергетике, флот его свели к силам береговой обороны, а промышленность – к технологиям, которые экологическая служба маураев считала не слишком опасными. Чтобы обеспечить выполнение соглашения, Федерация получала базы в стратегических областях и право беспрепятственной инспекции. Никакие коммерческие льготы не могли компенсировать такие утраты, а тем более исцелить кровоточащую гордость или уменьшить тяжесть оков, но во всяком случае наступил мир.

И Тераи вскоре смог вернуться домой.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава