home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


.

Пассажиры напряженно ожидали новостей. Музыка, доносившаяся из громкоговорителя кабины, не приносила успокоения; пища и вино тоже.

В Ренне пахло взрывом, Ваироа провел ночь, разгуливая по городу, подглядывая и подслушивая. Поутру он нашел Тераи.

– Повсюду одно: страх и гнев, – сообщил Ваироа.

– Ну что ж, ничего подобного здесь прежде еще не случалось, – сказал Тераи. – Ужасное потрясение.

– Многие полагают, что Джовейн предотвратил заговор. Во всяком случае, хотят верить в это. Но кто же тогда они, те загадочные заговорщики, так и оставшиеся неизвестными, и какое новое зло они замышляли? Прочие же видят во всем этом обман и боятся, что Джовейн намеревается пичкать их геанством против всякого желания. Есть и другие… словом, Домен больше не прежнее единое и стабильное государство, каким так долго казался со стороны. Теперь его раздирают соперничество и антагонизмы: этнические, религиозные, социальные и экономические. Когда никому не известно, чего ожидать, все начинают опасаться, что кто-нибудь сумеет добиться внезапного преимущества.

Тераи нахмурился:

– Федерация в последнюю очередь добивается гражданской войны в этих краях… Домен – наш естественный партнер, точнее, должен стать им, ведь аэрогены также заинтересованы в сохранении стабильности… Ну что ж, будем надеяться, что до обмена ударами дело не дойдет. А теперь давай позавтракаем, если ничтожный франсейский рулет и чашечку травяного настоя можно считать завтраком.

Прилетев в Кемпер, они узнали: Совет Сеньоров выбрал новым Капитаном Таленса Джовейна Орилака.

– Могу представить себе этот спектакль, – буркнул Тераи, обращаясь к Ваироа на родном языке. – Дружки его были готовы к возражениям и намеревались организованно надавить; едва ли Джовейн заранее регламентировал свои планы. Таких, кто разделяет его воззрения, скажем склонность к геанству или противодействию иноземным влияниям – убедить было легко. Осторожные и трусливые последовали за большинством. Осмелюсь заявить, что вооруженный горец представляет собой достаточно убедительное зрелище вне зависимости от того, что сулит его босс… В любом случае спокойнее сказать «да» и отправляться домой.

– Кстати, он едва добился простого большинства, – указал Ваироа. – И наверное, не смог бы победить, если бы оппозиция не разделилась между несколькими кандидатами.

– Или же если бы наверху оказался Иерн Ферлей. Как я понимаю, он здесь популярен, какого же Нана с ним случилось?

Радио начало передавать речьДжовейна. Она оказалась недолгой и успокоительной: он уговаривал людей без страха приступить к своим повседневным делам, обещал вскоре обнародовать подробную программу, которая послужит нуждам и чаяниям всего Домена.

– Клопиные речи, – пробормотал Тераи.

– Что такое? – переспросил Ваироа.

– Ничего. Шутка из области древней истории. Мы опускаемся…

В аэропорту они сели на повозку, направлявшуюся к речному причалу, где оставался «Хивао», и поднялись на борт. Там Тераи остановился и огляделся. Здесь легко дышалось, события остались где-то далеко, спрятанные за пестрой и мирной шкуркой городского пейзажа.

Увольнения на берег запретили, и весь экипаж находился на борту. Все поставленные задачи были выполнены, и не только по части разведывательных вояжей, но и по заведению знакомств.

Помогала экзотика. Шкипер не видел причин запрещать гостям посещение корабля. Звучали флейты и барабаны, топали босые ноги, девушки смеялись, болтали, обнимались и время от времени одна за другой ныряли под палубу вместе с моряками. Заходили и посторонние мужчины – в основном из торгового и военного флота – выпить, поболтать и поиграть.

Тераи обратил внимание на одного из гостей, стоявшего у левого борта, этот не был похож на брежада – высокий, тощий, светловолосый, с лошадиным лицом; он играл на струнном инструменте и пел перед группой слушателей – не забывая прикладываться к кружке.

Несколько метров отделяло их от корабля Северо-западного Союза катамаран этот, подобно «Хивао», был снабжен самолетом. Экипаж корабля избегал маураев, стараясь не общаться с ними даже в тавернах… вне сомнения, по приказу. Жест этот говорил Тераи, что норри являются не гражданскими моряками, как это было объявлено, а военными. Вахтенные смотрели на праздник на борту «Хивао» с явной завистью.

Полдень выдался ясным и теплым. Вода плескалась о корпус, паровая драга переваливала свою добычу в баржу, углубляя гавань и канал. Из верфи припахивало смолой. Над складами высились двойные башни собора; посмотрев в сторону храма, Тераи вспомнил о его древности и на миг ощутил себя мотыльком.

Он постарался выбросить из головы все мелочи.

– У нас есть дело, – проговорил он.

– Какое? – осведомился Ваироа.

– Мм-м… какое-то время нам, придется подождать – посмотреть, как все сложится. Не сомневаюсь, что Микли со своей командой тоже скоро заявится сюда. Имеют ли они какое-либо отношение к случившемуся или нет, все равно рано быть уверенным, что этим все и закончится. А потому надежнее быть поближе к базе, не так ли?

– Ему не следует знать, что вы в Домене.

– Согласен. Но пока он не прибудет сюда, я полагаю, что могу передвигаться достаточно свободно, естественно, не называя себя по имени.

– Что вы задумали?

– Мы уже встречались с местными шишками. Едва ли они были вовлечены в какой-нибудь заговор, так ведь? Но перед нами корабль, простоявший в этом порту семь месяцев. Простой народ, безусловно, неоднократно вступал в контакт с норрменами. Информация могла просочиться наружу, даже если горожане не понимают ее смысла. Но для нас… – Тераи усмехнулся. – Словом, у нас есть веская причина походить по кабаками


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава