home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

Тераи, беспомощный, стоял у борта и следил за кораблем северян, отходящим от причала… Миновав корабль маураев, он отправился вниз по течению. Солнце едва озарило восточные крыши, высветив зелено-белый флаг, насмешливо вильнувший ему на прощанье. На катамаране не было парусов: Микли Карст не стал дожидаться прилива, он был готов израсходовать топливо вспомогательных дизелей, чтобы уйти побыстрее.

«Что делать, что делать?» В сотый или тысячный раз мысли Тераи ударялись о несокрушимую скалу фактов, покрывая ум его синяками и кровоточащими ссадинами.. Эта мошенница вместе со своей шайкой или же отважная патриотка с друзьями – неважно, в какие слова облачить правду притащила на борт корабля делящееся вещество. По мнению Ваироа, в этом нельзя было сомневаться. Не было сомнений и в том, что груз направляется в Союз… хотя в какой именно глухой уголок, пока оставалось неясным.

Тераи подумывал о погоне, но по иронии судьбы «Маунт Худ» был быстрее его однокорпусного корабля, пусть и не столь вместителен. Тераи уже подумывал, не обратиться ли по радио в .Нозеланн, чтобы флот перехватил корабль, но на успех едва ли можно было рассчитывать: широки моря и маловато над ними самолетов. К тому же Тераи рассчитывал, что корабль северян вернется через день-другой. Так утверждал его капитан, кроме того, несколько членов экипажа остались на берегу. В противном случае правительство Домена выкажет недовольство; Карсту оно ни к чему… (Однако, он, должно быть, уже завершил свою политическую активность в Домене, какие бы цели ни преследовали северяне. Похоже, они включали контакт с Таленсом Джовейном Орилаком, режиму которого потребуется время на консолидацию сил, прежде чем он сможет послужить кому-нибудь еще. Если со временем он не докажет свою стабильность, тогда северянам лучше не входить в слишком тесные отношения с джовейнистами. Уже поэтому Карсту следовало быстро отправляться домой.) Уяснив все это, Тераи заключил, что враг предпримет попытку переправить свое жуткое сокровище по воздуху и, ока-вавшись за пределами видимости, поднимет свой самолет.

Им необходимо дозаправить его во время полета, но северяне, безусловно, договорились об этом заранее. Но где и как?.. Ждет их корабль на море, остров или какой-то уголок континента, сказать было трудно, не зная, куда они летят. Северяне наверняка предприняли все необходимые предосторожности.

Самолет на борту «Хивао» по всем статьям превосходил те, которыми располагали северяне; но турбореактивная машина, скоростная и отлично вооруженная, способная залететь дальше северян едва ли не на четверть пути, была столь же беспомощна в сложившейся ситуации, как и сам Тераи. Самолетом можно воспользоваться для разведки, но, конечно, тогда Карст не станет поднимать в воздух свою уязвимую машину; передаст по радио извинения и задержится на море до тех пор, пока баки у аэроплана маураев не опустеют. Долго им ждать не придется. Если маураи будут дозаправляться на своем родном корабле, они быстро растратят все запасы горючего. А власти Домена не продадут топливо иноземцам – чтобы не летали над их землями. В том числе и над заливом Бискаев (вне сомнения, Карст рассчитывал, что сможет подняться в воздух незамеченным).

Тераи серьезно подумывал о том, чтобы выйти в море, поднять самолет и попытаться потопить «Маунт Худ» с воздуха. Но это заметят телескопы Скайгольма – взгляд маурая обратился к диску аэростата, однако солнечные лучи еще скрывали его. Разразится скандал, последуют дипломатические осложнения, Впрочем, в случае удачи риск стоит свеч.

Однако, скорее всего, ничего не получится, решил он: реактивный самолет маулаев – истребитель, а не бомбардировщик. Едва ли подобный аэроплан может отправить на дно моря большой корабль, особенно если и Домен вышлет свои военные самолеты. Кроме того, если корабль потонет, плутоний долго не продержится в соленой воде и тогда окажется, что он, Тераи, выбросил в море не одно кило яда… Это он-то, человек из Океании. И чего ради? Эти черти из Норамерики уже, должно быта, награбили такую кучу этой мерзости, что потеря не станет для ник существенной, а тайные намерения их погибнут вместе с экипажем.

Катамаран удалялся, растворяясь вдали. Тераи барабанил пальцами по поручням, надеясь, что боль плоти смягчат его душевную муку.

– Ах, вот бы напиться! – выдохнул он.

Первый помощник, стоявший возле него, кивнул.

– Я намереваюсь именно так и поступить, когда моя вахта закончится, сэр. Могу вам даже порекомендовать адрес одной чистенькой особы.

Опрятная бабенка и берет не дорого.

– Нет, спасибо. – Тераи невольно отвернулся и припал к борту.

(«Наемный секс – сколь развратили нас эти проклятые месяцы безделья».) Он дернулся. («К тому же сомневаюсь, чтобы я был на что-то годен сейчас».) Душа простонала: «Разве что с тобой, Елена».

Выйдя на причал, он не заметил подошедшего к нему человека. Пальцы, прикоснувшиеся к локтю, остановили Тераи. Он обернулся и увидел перед собой маску Ваироа.

– У меня есть кое-что, шкипер, – прошептал сын девяти матерей.

– Ай-й? – Тераи моргнул. Сердце его радостно забилось. – Ты хочешь сказать, что у нас появилась надежда? Давай!

Он мгновенно провел своего спутника в свою каюту. Здесь все было как дома и более безопасно, чем в том номере, что он снимал в гостинице, чтобы принимать деловых партнеров. Татами пропускали свет, лившийся внутрь через открытые иллюминаторы, мешаясь с ароматной прохладой.

Стены были завешаны реликвиями и снимками домашних. На большой полке выстроились книги, в основном справочники, пара биографий и далее в том же роде – Тераи не любил стихи и романы. Между столом и койкой располагался верстак, за которым в часы досуга он создавал украшения – из проволоки, камней и ракушек, когда не требовалось обращаться к услугам металлообрабатывающих мастерских Хивао.

Он едва не бросил Ваироа в кресло и протянул руку – мышцы вились питонами – к стойке с ликерами.

– Что у тебя? – спросил он. – Танароа! У нас появился шанс?

– Чистой содовой, если можно.

– А?.. Ну да, до полудня еще далеко, однако… – Откупорив бутылку воды для своего гостя, Тераи плеснул себе неразбавленного виски.

Гигант способен был проглотить эту дозу, испытав разве что легкое головокружение. Опустившись у стола, Тераи принялся набивать трубку. Говори, не томи душу, не води меня на крючке.

– Я не предлагаю надежных мер, – проговорил Ваироа самым педантичным тоном. – Просто я получил некоторую информацию, которая позволила мне кое-что придумать.

Тераи постарался сдержать нетерпение и обратился к услугам разума – не самого острого в мире, он не льстил себе, но все же надежного и трезвого.

– Продолжай.

– Узнав, что «Маунт Худ» выходит из гавани утром, я отправился приглядеть за норри, – начал Ваироа. Тераи подумал: где, как и когда спит этот человек. – Поздно ночью на борт поднялись двое мужчин. Один из них остался на борту, а другой покинул судно на рассвете. Судя по портретам, опубликованным в прессе и словесному описанию, остался Таленс Иерн Ферлей, которого разыскивает новый Капитан.

Тераи невольно охнул. «Ночь была темной и ветреной, и Ваироа не мог подойти близко, но у него, наверно, глаза совы».

– Что, во имя Нана, может это означать?

– Позвольте мне сперва изложить информацию, а потом я представлю вам свою интерпретацию событий. Ферлея сопровождал алкоголик-англей, сочинитель баллад, которого вы, быть может, помните по портовой таверне возле Кафедрального Собора. Пейт Ренсун по прозвищу Плик. Из разговора между ним и бодрствовавшей охраной на борту корабля стало понятно, что он убедил вахтенных вызвать мистера Карста, после чего они с Ферлеем на несколько часов засели в его каюте. Охрана находилась слишком близко, поэтому я не смог подняться на палубу. Когда наконец Ренсун вышел и отправился домой, он был взволнован и выкрикивал песню, явно только что сложенную и мятежную по настроению. Я не стал далеко провожать его, помня, что в первую очередь должен проследить за «Маунт Худ», но более ничего интересного не произошло. Итак, Ферлей на корабле сейчас покидает отечество.

– Грррум, – раскурив трубку, Тераи извлек из нее утешение и задумался.

– Итак, каковы твои выводы? Ты дольше меня обдумывал это…

– Я понял, что Ферлей часто посещал любимую таверну Ренсуна, когда бывал в Кемпере, а значит, безусловно, является приятелем Ренсуна. И теперь отыскал его, вступил в контакт и попросил помощи. Кроме того, Ренсун подружился с Карстом. Вы этого, конечно, не заметили, в отличие от меня. Все получается очень естественно, разве не так? Северяне доставят беглеца в свое отечество. Терять Союзу нечего, а приобретение может оказаться полезным… подобная эскапада во вкусе Карста, который одновременно избавится и от своих ядерных трофеев.

Тераи глубоко вдохнул дым и зажал в ладони теплую чашечку трубки.

– Ну хорошо, они решили покатать своего беглеца. Скорее всего, на этом же самолете. Ну и что?

– Ренсун находился в этой каюте достаточно долго, – заметил Ваироа. Возможно, он мог понять, куда они направляются.

– Хо! – Тераи выпрыгнул из кресла.

– Если мы узнаем план полета, а главное, место, где они будут заправляться, можно последовать за ними и перехватить.

– Да-да! – взревел Тераи. – Лесу Харисти! – Он расхаживал в тесной каюте вперед-назад, вперед-назад, яростно дымя трубкой. – Да, если бы мы смогли перехватить их над пустынными землями, то сумели бы заставить их приземлиться. Это было бы здорово, Ваираа. Ты достиг колоссального успеха, обнаружив, что именно эти норрмены многие годы собирают делящиеся материалы. Но твоим словам никто не поверит. Кроме нашего начальства, конечно… но кто еще? Ты же знаешь, насколько циничными сделались люди на островах. Они не поддержат объявления новой войны по голословному обвинению, а для того чтобы уничтожить это чудовище, потребуется масштабная кампания. Тем более что мы еще не знаем, с чем именно имеем дело; не знаем ничего, кроме того, что северяне крадут ядерные заряды. – Он схватил свой бокал и плеснул жидкое пламя в глотку. – Вот если мы захватим их, то получим конкретные улики. И, кроме того, будет кого допросить. Клянусь Троицей, я никогда не прибегал к пыткам за всю свою жизнь; но теперь – вот этими руками – сделаю все что угодно и вырву из этих северян правду, чтобы потом не снились кошмары. У меня ведь жена и дети, надеюсь, что будут и внуки.

Непривычный к долгим речам, Тераи резко умолк, опустился опять в свое кресло и посмотрел на многоликого человека.

– Пытки не потребуются, в особенности там, где речь идет о Ренсуне, обещал Ваироа. – У него нет особых причин молчать, если мы посулим ему деньжат и заверим, что не имеем ничего против его дружка Ферлея.

По-моему, главную проблему составит скудость информации, которую он сможет представить: вряд ли Карст излишне разболтался в его присутствии. Я хочу проверить, не проговорился ли он случайно, так что Ренсум даже сам этого не заметил. Дело долгое и, боюсь, истребует еще более долгих прелюдий – подкупа, угроз или просьб, которыми можно добиться его сотрудничества.

Тераи глянул на тлеющую трубку.

– И в конце концов мы можем оказаться ни с чем. Понимаю. Но мы, конечно, должны попробовать. Где он?

– Уверен – спит в своих меблированных комнатах. Я только что оттуда.

Похитить его нельзя. Он только разозлится, если его разбудим, что бы мы ему ни сулили. А картежники внизу будут сражаться весь день.

– Мм-м, да, едва ли нам следует привлекать внимание полиции. Но тем временем смертоносный груз будет улетать все дальше…

– Думаю, так, – сказал Ваироа. – Потратим следующие несколько часов, чтобы получить разрешение на выход в море. Конечно, надо было бы сделать это заранее, но вы можете заявить, что пример норрменов вдохновил и вас, да и выдался удобный денек. Я тем временем пригляжу за домом Ренсуна и, когда он, наконец, проспится, извещу вас. Вы уладите это дело гораздо лучше меня. Встретитесь с ним, проявите изобретательность, угостите, пригласите к нам на импровизированный праздник. А как только он окажется на «Хивао», мы запрем его и выйдем в море. И когда будет удобно, запустим наш самолет. Взлетим втроем – вы, я и он – в западном направлении. Я его допрошу во время полета.

Если мы получим от него ниточку, определяющую намерения врага, соответствующим образом скорректируем курс. Нет – возвращаемся в Кемпер и выдадим ему деньги на пропой, оплатим беспокойство, которое причинили. Вот мое предложение. Есть ли, на ваш взгляд, какие-нибудь упущения?

– Нет, – ответил Тераи подумав. – Ничего важного мы не забыли. А приобретем, быть может, весь мир или же хотя бы спасем его.

Глава 13.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава