home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3.

Они приближались к окраинам цивилизации. Еще четыре-пять дней, и они окажутся в Дулу.

Ночь выдалась теплой не по сезону, и они легко управились со всеми делами. Иерн придремывал и не мог уснуть по-настоящему. Ощутив, что Роника оставляет укрытие, сразу встрепенулся: вечером они обменялись парой многозначительных взглядов. Он рассчитывал, что она скоро вернется, справив естественную надобность, но Роники все не было.

Наконец, повинуясь импульсу, Иерн поднялся, пробрался между спящими спутниками и вышел наружу.

Было опять полнолуние, как в ту ночь, когда Люцифером он падал с небес, в каком-то невообразимо далеком прошлом. Невысоко поднявшись над огромным озером, луна заливала его своим светом, и гребни волн вспыхивали тонкими золотыми проволочками на черном обсидиане, жившем своей собственной жизнью. Повсюду над головой перемигивались звезды.

Лунный блеск озарял и траву, поднимавшуюся по склону к деревьям.

Посреди серебра и теней конус шалаша казался пальцем, указующим в недра Галактики. Молчание гнездилось под небом. Ветерок нес влагу, приправленную запахом хвои.

Иерн оставил в шалаше свое покрывало из парашютного шелка. И прежде чем отойти ко сну, повесил одежду сушиться. Прохлада омывала кожу, роса ноги. Каким-то чутьем он угадал, что искать ее надо у ручейка, что, мерцая, напевал, пробираясь по склону к озеру.

Роника сидела на траве, густой, но подсохшей к концу лета. Обхватив колени руками, она глядела на воду. Лунный свет инеем серебрил волосы, сбегающие на грудь.

Роника уловила его присутствие.

– Привет, – сказала она ровным голосом, оборачиваясь.

– Можно с тобой посидеть? – осведомился он.

– Наверное, да, а может быть, и нет. Посмотрим. – Она похлопала по земле возле себя.

Он присел рядом. Через эти разделявшие их сантиметры он ощущал жар ее крови… слышал барабанный стук ее сердца… Она сидела отвернувшись.

Шло время. Иногда губы ее или бровь чуть дергались, словно от боли.

Наконец он посмел пробормотать:

– Что тебя тревожит, Роника? – Она не ответила. Выждав, он сказал:

– Ну ладно, молчу.

– Спасибо тебе за это, Иерн, ты хороший человек.

Она все глядела на восток, откуда величественно выплывали луна и созвездия. Небо вращалось вокруг Полярной звезды. Он вспомнил про Орион… Рановато. Орион будет виден зимой, когда умрет старый год и народится новый.

Вдруг она повернулась к нему, схватила за руку и скорбно воскликнула:

– О Боже, Иерн, что мне делать? Мы ведь почти пришли.

«Сюрприз за сюрпризом», – подумал он. Вспыхнула надежда. Дрожа и чуть стиснув ее пальцы, он тихо спросил:

– Что ты имеешь в виду? Роника, что так тревожит тебя?

Она ударила кулаком о землю.

– Мы прошли вместе такую дорогу… Тераи, какой он добрый, а Ваироа…

ox, не знаю… не человек – тайна, только, наверное, мужественнее его я никого не встречала. Меня тревожишь не ты или Плик, – выпалила она.

– Думаю, вы легко приживетесь в Северо-западном Союзе, там к вам уверена – хорошо отнесутся. Но вот маураи – враги, и с этим ничего не поделаешь. После того что они узнали, их нельзя просто так отпустить домой. Нельзя. Они же не смолчат, тогда все раскроется… Микли задумал такое отчаянное дело, он уже говорил со мной… Пистолет или нож, пока они спят… Но нет, нет, хватит с меня и того оленя! Я обещала убить его самого, если он только посмеет… Эти маураи были нашими друзьями в пути… Что же делать?

Она припала к нему. Иерн обнял ее: Роника не плакала, только ее бил озноб.

Наконец она подняла лицо, улыбнулась под светом луны и чуть волнуясь проговорила:

– О'кей. Решать, выходит, и нечего. Я не допущу смертоубийства, но… по крайней мере пока. Только мне нужно… нет, я хочу… нет, не то.

Не думай, что я не вижу, как ты смотришь на меня: ты тоже влечешь меня… А знаешь – мне ужасно хочется… М-м-м-м…

Она была львицей… бурей… огнем… А в промежутках они с удивлением осознавали, какие счастливые мгновения могут подарить друг другу.

Глава 15.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава