home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1.

Путь близился к. концу. Лесные дебри начинали редеть. Вдруг Роника заметила нечто, заставившее ее замереть на месте. Было раннее утро, но она уже добыла жирную куропатку и мечтала побыстрей наткнуться на новую дичь, чтобы скорее вернуться к Иерну: пусть остальные тащатся вперед, а они вполне успеют развлечься, а потом догонять спутников.

– Ого… – выдохнула она, припечатав смачным словцом. Подобные следы требовали внимания. Поломанные ветки, изуродованные кусты и глубокие рытвины в почве остались, видимо, еще с прошлого года – лес уже начинал залечивать раны. Быть может, лишь покоритель мог заметить оставшийся шрам. Ox, лучше бы не замечать.

Ее заколотило, и она забыла про все на свете…

«Отложим забавы. То, что здесь происходило, может утянуть нас в адский котел последствий». Роника опустилась на четвереньки. Припав носом к земле, она сучком счищала листья и иголки со следов, которые хотела разглядеть. Они уже и без того были невидимы глазу, однако же за целый год их никто не нарушил, и это вселяло в душу беспокойство.

Солнечный свет струйками лился сквозь зеленое сито, сочился по щелям, золотил благоуханную землю и травы. Жужжали насекомые; вдали скрежетали вороны; лаяла дикая собака. Осторожность отодвинулась невесть куда. Припав к земле, Роника с головой окунулась в изучение тайны леса, пытаясь понять косноязычную речь следов…

А мужчины тем временем уже выбрали место для отдыха. Они разбили стоянку на крутом бережку живописного озера, деревья поднимались в сотне метрах от них. Над головой безмолвно метались стрижи и летучие мыши. Густая трава под ногами вбирала тепло из воздуха, летние запахи шли на убыль. Солнце уже успело опуститься за зеленую стену, когда Роника вынырнула из теней.

Иерн поспешил навстречу.

– Эй, где же ты застряла? – крикнул он. – Мне уже всякое думалось… Он обнял ее целуя. Его мягкие усы и борода ждали бритвы, но ей это даже нравилось: для нее он во всем был мужчиной… настоящим. Она ответила ему с пылом – насколько позволяла усталость; отношения их не были секретом.

Наконец он отступил назад и сказал, взглянув на сурка, притороченного к поясу из сыромятной кожи:

– Итак, ты охотилась, но, видно, не повезло.

– Придется обойтись тем, что есть, – сказала она. – Если я не сбилась с пути, завтра мы окажемся в Дулу, там нас покормят. А если мы решим обойти город, я устрою вам сытную трапезу.

Все столпились вокруг, озадаченные: громадный Тераи, пегий Ваироа, тощий Плик и Микли – помойный кот. Он-то и спросил отрывистым голосом:

– Ты о чем это? Что-нибудь обнаружила?

– След, – ответила она. – В этих лесах в прошлом году потрудилась группа мужчин, они привезли с собой тяжелое оборудование и припасы, в основном навьючив на коней. Я нашла место стоянки, где они провели некоторое время, делая пешие вылазки, а потом двинулись дальше.

Оставшиеся от их стоянки улики свидетельствуют, что это были солдаты.

– Она сделала паузу. – Но не местные, что доказывается их неопытностью. Я никогда не была в этих краях, и то управляюсь лучше…

Черт, да и вы, ребята, этому научились. Насколько я понимаю, большая часть краснаянцев умеет жить в лесу, ведь многие из них лесорубы или трапперы. Но если эти брали проводников, им, должно быть, приходилось лезть из кожи, чтобы как-нибудь удержать этих дурней. – Она опустила руку в карман. – Я покопалась там и обнаружила оставленные кучи мусора. Пустые коробки от полевых рационов и все прочее. Этикетки еще можно прочитать, но я не знаю этот алфавит. Микли?

Он взял у нее полуистлевшие бумажки и напряг зрение.

– Юанезцы, – проговорил он. – Армия империи Юань… Все понятно.

Роника увидела, как Иерн побледнел под приобретенным в этих краях загаром. «Юань! – вспомнила она. – Маураи утверждали, что знают, чем именно Юань помогла его врагу. Должно быть, он полагает, что очутился в ловушке». Ей хотелось обнять его и утешить.

Микли обратился к ней:

– Говоришь, это было в прошлом году? Тогда никакой войны здесь не было. Что же случилось с тех пор?

Тераи напрягся и тут же расслабился, но Микли успел заметить его реакцию.

– Отвечай, что ты об этом знаешь? – резко потребовал северянин.

Тераи расправил бычьи плечи.

– Почему я должен отвечать на твои вопросы? – прогудел он гулом далекой канонады.

«Итак, мы вернулись к цивилизации, к застарелой вражде…» Роника стиснула руку Иерна.

– Давайте соберем в кучу все данные, – проговорил Микли уже достаточно мягким тоном. – Мы рассчитывали, что нас примут здесь радушно и помогут отправиться домой. Но ксенофобия составляет одну из основ общества монгов. И если тут что-то случилось, нам незачем лезть к ним в пасть, не выяснив заранее, чем нам может грозить пребывание здесь.

Тераи кинул на него гневный взгляд.

– Во всяком случае, тебе, грязный охотник за ураном, рекомендую помалкивать о своих мерзких делишках, иначе тебя просто разорвут в клочья. По мне, так пожалуйста, только Ронику жалко. – Он с симпатией посмотрел на нее. – Девочка, тебя одурачили, и теперь я, кажется, понимаю, каким образом… Когда-нибудь ты и сама поймешь это.

– Ах так… – Микли резанул его взглядом.

– Тераи, – начала Роника, – клянусь тебе, что мы не занимаемся изготовлением оружия Судного Дня… мы не делаем ничего плохого. Вы, маураи, фанатично относитесь к ядерной энергии… Почему вы даже не хотите разобраться…

Микли усмехнулся:

– Давайте перекусим… Быть может, потом настроение станет более мирным. Надо приготовить этого зверя; кстати, неподалеку я заметил заросли смородины. Не будем откладывать трапезу – скоро стемнеет.

Он побрел к шалашу.

К ее удивлению, Ваироа нарушил свое обычное молчание:

– Роника, мы не фанатики, просто мы помним историю. Да, я знаю, что атомные электростанции могут быть безопасными, во всяком случае, менее вредными, чем угольные, которые так расточительно дымят в Северо-западном Союзе. Действительно, радиоизотопы, выделяющиеся при сгорании угля, создают на порядок больший радиоактивный фон, даже если забыть о влиянии продуктов сгорания и летучего пепла на жизнь… и о ранах-рудниках в коже земли. Но атом позволит оживить энергоемкие технологии. Оживить во всем мире… а этого планета не вынесет.

– Да, вы уверены? – негромко спросил Плик. – Конечно, атом демоническая сила, разрушительная для прежних порядков. Но таковыми в свое время были огонь, каменные орудия, земледелие… корабли, металл, письмо, книгопечатание и так далее, и так далее. Человек вечно пробуждал демонов, и я думаю, что снова…

В нескольких метрах от него Микли резко повернулся на месте, и пистолет его выпрыгнул из кобуры.

– Всем стоять! – крикнул он. – Ни шагу, или я стреляю!

Роника не ощутила смятения, подобного с ней никогда не случалось в опасных ситуациях. Она отметила, как сжался Иерн, принявший инстинктивную и бесполезную стойку бойца. Тераи яростно протрубил, Ваироа застыл без движения, Плик припал к земле. Ум ее сфокусировался на невысоком человеке с пистолетом в руках, и сознание сделалось чистым и ясным, как стеклышко.

– Прошу прощения, – сказал Микли с ухмылкой. – Требую, чтобы мы, наконец, договорили по-настоящему. И прошу не забывать, что я мастерски владею этой штуковиной.

– Какого дьявола тебе надо? – выдохнул Иерн.

– Тебе опасаться нечего, – заверил его Микли. – Сперва позволь мне порассуждать вслух. – Прикоснувшись к бороде, он начал:

– Подобно армии империи Юань, ты, Тераи, не заметил многих улик, хотя думаешь иначе. Итак, ты подозреваешь нас в том, что мы добывали в Юропе делящиеся вещества. То есть ваша служба уже обнаружила, что кто-то собирает их везде, где только возможно. С точки зрения маураев, естественно заподозрить в этом Северо-западный Союз и призвать к бдительности монгов, запросив их содействия. У вашей Федерации не хватает ресурсов, чтобы все расследовать самостоятельно. Словом, я полагаю, что в Юропе тебе, Тераи, в первую очередь надлежало выяснить, не собирает ли кто-нибудь эти материалы и там; в случае утвердительного ответа следовало добиться поддержки Скайгольма, убедить аэрогенов проследить за подобными попытками и прекратить их…

Во всяком случае, ты едва ли предполагал, что краснаянцы готовы убить каждого, кто занимается розыском делящихся материалов, даже не зная о ваших стараниях. И притом – без публичного заявления… при мак – симальной секретности; но, конечно, кто-то из гражданских лиц узнает, о чем беспокоятся власти. В особенности после того, как юанезские войска побывают в этой стране. Краснаянцы уже не способны обследовать свою территорию. Безусловно, Тянь-Дзян предложил помощь своему доброму другу, Верховному Господину. Впрочем, едва ли они что-нибудь обнаружили. Потом юанезцы отправились домой. Но они оставили свое дерьмо на память нам с Роникой. Получается повесть, которую моя служба сочтет весьма любопытной.

«Подобного не могло случиться перед войной Судного Дня, – мелькнуло в голове у Роники. – Тогда каждый был под присмотром. Но ныне шпионов – даже простых наблюдателей – так мало; им не хватает и оборудования, и способностей… но неужели мне и в самом деле хотелось бы, чтобы Древний мир ожил?»

Она услышала голос Микли:

– Прав ли я в своих выводах?

Тераи молчал, но Ваироа, быть может, менее привыкший к злодейским играм, в которые играют правительства, произнес:

– Ты прав! И, наверно, теперь понимаешь, почему в Дулу тебе лучше помалкивать.

Тераи, предупреждая, положил руку на плечо соотечественника. Микли улыбнулся снова с ехидцей и сказал:

– О да, и вам тоже. Ни завтра, ни когда-нибудь еще… Роника, отойди в сторонку. Пока я позволял вам идти с нами, но теперь вижу, что остаток пути могу одолеть самостоятельно. Будете вести себя хорошо – я возьму вас с собой.

Тераи взревел и метнулся вперед. Микли прицелился.

Казнь, поняла Роника. Он пристрелит маураев и каждого, кто способен причинить ему неудобства…

Посох вылетел из ее руки. Как ни странно, в этот момент она вспомнила, как однажды за делом разговаривала с Тераи о его детях, какими они были в детстве, и о том, как он ждет внуков.

Рявкнул пистолет. Пуля миновала Тераи, зигзагом метавшегося из стороны в сторону. Палка жестко и твердо ударила по правой руке Микли. Тот взвыл и выронил пистолет. И пошатнулся, ошеломленный болью. Роника оказалась возле него, чуть опередив Тераи.

Ярость превратила лицо рослого маурая в львиную маску… смертоносный оскал. Подняв палку с земли, Роника ткнула ею в живот набегавшего.

Жесткие мышцы были прочны, словно корсет, но Тераи с ревом согнулся и, задохнувшись, пал на колени. Роника взяла пистолет, подбежала к краю откоса и зашвырнула подальше в озеро.

Когда она вернулась, обе жертвы ее были уже на ногах. Ваироа помогал Тераи, Иерн и Плик неловко переминались сзади. Она показала им нож, опустила его в ножны и обвела всех взглядом.

– Вот что, – сказала она, – чтобы впредь без глупостей, пусть все былые обиды останутся в прошлом. Кто разведет огонь? Я голодна.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава