home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4.

К четвертому дню Тераи едва мог владеть собой, да и Ваироа обнаруживал признаки беспокойства.

Не то чтобы их содержали в тяжелых условиях. Им предоставили пустовавший домик слуги – обставленный неприхотливо, но вполне пристойно. На еду и питье жаловаться не приходилось, хрустящие, обжаренные овощи и сыроватое мясо напоминали авайянскую кухню, травяной чай и крепкое пиво дополняли трапезу. Вооруженная охрана бдительно стерегла единственную дверь, но была настроена доброжелательно и охотно вступала в разговор на англише. Ежедневно, под удвоенным караулом, задержанных выпускали наружу погулять час-другой; частенько прогулка заканчивалась гандбольным матчем с собственной охраной. Им предоставляли все развлечения: карты, шахматы, го… и любые книги, которые они могли пожелать. Маураев заверили в том, что легат не замедлит с прибытием и оговорит условия их освобождения.

– Вся беда в том, что Микли – свинья, – с самого начала бурчал Тераи.

Ваироа кивал полосатой головой:

– В кабинете он держался напряженно, но уверенно. Я ощущал это. К сожалению, он не субвокализирует, а язык его характерен лишь для него самого. У меня нет ключа к его думам.

– У него есть план, – грохотнул Тераи смешком. – Ронику он отослал не затем, чтобы досадить ее любовнику. В подобном случае она бы ему все уши пообрывала… Но что же он поручил ей тогда?

– Передать агенту Союза просьбу о помощи.

– О какой еще помощи? Он может связаться со своими через юанезцев, которые, как мы полагаем, сотрудничают с северянами. Но набег… смешно.

Ваироа положил локти на подлокотник, вглядываясь в дождливую ветреную ночь.

– Ему необходимо заставить нас молчать, – предположил он.

– На некоторое время он этого добился, – отвечал Тераи. Поднявшись из кресла, он принялся расхаживать по глиняному полу, холодившему босые ноги.

Ваироа следил за ним взглядом.

– Я действительно не понимаю, почему мы должны молчать. Конечно, я не всегда сведуш в отношениях между людьми и тем более не понимаю монгов.

Но почему мы не можем прямо сказать, что северяне собирали делящееся вещество? Мы могли бы проводить их к озеру, извлечь из воды все доказательства.

– Разве ты не слышал? Микли пригрозил разоблачить всю нашу разведку среди Пяти Народов, выложив все, что ему известно, а он может знать достаточно много. Союз имеет дело с монгами уже столетия, безусловно, они внедрили среди них целую сеть агентов, которые, в частности, обязаны выслеживать наших разведчиков; должно быть, Микли сам занимался здесь этим делом, судя по тому, насколько хорошо он знаком с местной обстановкой. Тераи кисло улыбнулся. – Ну а Иерну вполне можно доверять. Он не вымолвил ни слова, которое могло бы причинять неприятности его драгоценной Ронике. Плик последует его примеру.

– А ты уверен, что Микли не блефует?

– Нет, но я не могу рисковать, пока у нас остается альтернатива. К тому же в любом случае я не могу сказать, как отреа-тируют на информацию монги… и Домен, когда вести доберутся туда, что, безусловно, произойдет… и, кстати, наша же собственная Федерация. Мы можем затеять всемирную кровавую бойню. Наибольшую опасность представляет, на мой взгляд, Союз. Как поступят норри, когда их тайна будет раскрыта? Эти заговорщики должны были предусмотреть запасные варианты. И… Роника клянется, что они не производят ядерного оружия.

Не думаю, что она лжет, хотя, возможно, и ошибается, но как в этом убедиться? В худшем случае мы можем развязать войну, которой никто не желает, а можно обойтись и без драки, уладив это дело должным образом.

Тераи взял со стула трубку и табак. Трубка была вырезана из стержня кукурузного початка; он попросил ее, потому что потерял свою еще при крушении. Тераи не хватало старой верной подруги, вересковой трубки, но он надеялся, что скоро вернется домой к своей коллекции, к Елене и детям, увидит друзей, родные землю и море… какими далекими кажутся они сегодня.

– Увы, – ответил он. – Микли вынуждает меня помалкивать, пока существует угроза моим товарищам по корпусу, Я не сомневаюсь, что норри рассчитывает на это. Черт побери, он прав! Куда лучше информировать только наше правительство, и пусть оно решает, что нам делать.

– А как ты передашь информацию?

– Я все расскажу легату, когда он явится сюда, если мы сможем переговорить с глазу на глаз и в безопасном месте. Если нет – я дам ему понять, что он должен побыстрее добиться нашего освобождения. Он, безусловно, сможет устроить, чтобы нас доставили в штаб-квартиру инспектора в Виттохрии. Пока нас ни в чем жутком не подозревают, так что и магистрат, и сам Господин едва ли посмеют прогневать Маурайскую Федерацию плохим обращением с нами.

– Микли должен понимать твои намерения, – сказал Ваироа.

Тераи набил трубку плотнее.

– Да, безусловно. И все же этот сын тередо 83 был весел и спокоен… если дойдет до худшего, мы расскажем все монгам.

К полудню четвертого дня юанезский отряд вступил в Дулу, Во главе его, возле командира, ехала Роника Биркен.

Морось холодила воздух, прятала крыши и стены, увлажняла мостовые.

Толпа, собравшаяся было поглазеть, разошлась из-за непогоды, и болтовня притихла до бормотания, когда кони и крепкие, облаченные в серо-зеленые мундиры солдаты с азиатскими лицами, окружив Тераи и Ваироа, скрыли их от посторонних… ото всех, кого они знали.

За исключением Микли. Скрестив руки и широко расставив ноги, он глядел на маураев с триумфальной улыбкой.

– Эти веревки снимут с ваших запястий, а кляпы вынут изо ртов, когда мы выйдем из города, но только если вы будете вести себя хорошо, – сказал он на маурайском. – А до тех пор, – он пригрозил указательным пальцем, каждый из вас постоянно будет под прицелом четырех стрелков, которым приказано убить вас, если вы попытаетесь произнести одно только слово или попробуете что-нибудь написать… Или если им покажется, что вы собираетесь это сделать. Отряд отборный, людям сказано, что вы и есть охотники за ураном – те самые, которых они пытались поймать. Они считают, что у вас на теле могут быть спрятаны миниатюрные передатчики, и вы сумеете предупредить соучастников, получив шанс заговорить. По общему мнению, маураи могут располагать подобными устройствами, но ионги не представляют себе ваших возможностей. А поэтому – ни слова… Повторяю то, что я говорил вам у дома – ни слова, иначе смерть. Что ни в коей мере не расстроит меня.

Еще раз поблагодарите Ронику за свою жизнь. Это она настояла. И поверьте, ей-Богу, так лучше, будет меньше слухов… все-таки я рассчитываю переговорить с вами подробнее в более подходящих условиях.

– Откинув назад голову, он зашелся смешком. – Простите мне самодовольство. У нас как во время игры в кости, на ее исход влияет чересчур много факторов. Если вы сейчас поможете нам, мы отнесемся к вам достаточно хорошо. При правильной постановке дела, быть может, все окончится репатриацией. Так что расслабьтесь и радуйтесь.

Он отошел, юанезские солдаты расступились перед ним, чтобы вновь сомкнуть свое кольцо вокруг людей, к которым были обращены их взгляды, исполненные предельной ненависти.

Публичные проявления страсти считались здесь дурными манерами, так что Иерн и Роника просто пожали друг другу руки и обменялись долгим взглядом. На влажных волосах мерцали капельки, грудь вздымалась и опадала. Плик с завистью поглядел на них и глотнул из бутылки, которую провидческим образом прихватил с собой.

– Жезу, как чудесно! – выдохнул Иерн.

– Нет еще, вот останемся вдвоем, – шепнула она на ухо, – и я тебе покажу, что такое настоящее чудо.

– Я боялся за тебя.

– А я за тебя, – ответил грудной голос. – Ну, как ты?

– Отлично, только волновался. Нас приютила здешняя пророчина, доказавшая мне, что и геанцы могут быть порядочными людьми. Мы с ней разговаривали о многом, она кое-что мне показала, например, как она воздействует на зверей и детей… Ну а что было с тобой?

– Я делала свое дело. Все сложилось почти так, как намечал Микли. Я перешла через границу, отыскала юанезскую военную базу – констабуларий, как они их зовут – наделала там достаточно шума, потом они, наконец, подвели меня к радиофону и связали меня с высокопоставленным офицером в Чай Ка-Гоу, тот отыскал того, кто знал кодовую фразу, ну а после все сразу завертелось. Хуу-ха! Вот это была картина! У меня только спросили имя Карста, где он находится и чего хочет. Вести метались взад и вперед, тем временем собрался этот отряд, и на заре мы выехали. Ты заметил, как устали лошади – заводные тоже.

Бедные звери – надеюсь, они не простудятся под дождем. Ну а потом, когда мы добрались до города, нойон приказал местному полковнику провести нас к Микли, а после того командовал уже Карст… я его уговорила не расстреливать Тераи и Ваироа прямо на месте.

– Как ты умудрилась этого добиться? Ведь он об этом только и мечтает?

– Я сказала ему, что успела подружиться с ними. Напомнила про такую вещь, как честь Ложи, и пригрозила, что пожалуюсь Волку. Кроме того, он прекрасно понимает, что я всегда могу застичь его врасплох где-нибудь в глухомани – и выпустить кишки. Он не стал спорить.

– А что будет дальше?

– Не знаю в точности, хотя и не сомневаюсь, что нас ждет возвращение домой – в Союз. Я мечтаю показать тебе мою страну. «И как я надеюсь, увидеть собственными глазами, что там не гнездятся чудовища», промелькнуло в его голове.

…В дни, когда Орлук Жанович Боктан стоял в Дулу, командуя отрядом, безуспешно пытавшимся выяснить, кто же собирает смертоносное оружие, и потом – во время последующих, уже более коротких посещений – они с Ганной Уанговной подружились. Несхожесть их делала встречи интересными, он, со своей стороны, уважал ее ум и власть, а она считала его добрым человеком, хотя бы в сердце своем.

Теперь она стояла под редким дождем и внимательно слушала, как он говорил Борсу Харсову:

– Нет, сэр. Простите, я не имею права сказать вам больше, к тому же я просто ничего не знаю. Мне приказано освободить Карста и доставить всю эту группу на базу, живыми или мертвыми. Те двое, которых мы связали, подозреваются в контрабандном вывозе урана, а подобное дело не может ждать.

– Чтобы маураи связались с этим ужасом?.. Не верю! – вмешалась Ганна.

– У них может быть своя цепь заинтересованных лиц, – проговорил Орлук.

Он явно по пути все тщательно продумал. – Федерация – стадо такое же разношерстное, как и наши Пять Наций; она расползлась по всей Океании.

Возможно и существование интернационального преступного синдиката, привлекающего соучастников отовсюду. Не исключено, что и верховное командование маураев теперь жалеет о том, что предшественники его утопили всю ядерную взрывчатку.

– Тем не менее… – Она поежилась и поглядела на вооруженных незнакомцев, окружавших ее.

– Похоже, северяне запустили свою ложку в этот котелок, – сказал Борс недоверчивым тоном.

– Я знаю. Но они не обязательно остаются нашими врагами. И если они получили ключ к чему-то и обратились к нашему командованию, потому что мы способны быстро отреагировать… Откровенно говоря, за последние несколько лет я нередко замечал северян у самых важных юанезских кабинетов… – Орлук умолк, не собираясь говорить больше, чем следовало.

– Что же мне сказать маурайскому легату, когда он прибудет сюда? вслух подумал Борс.

– Не следует понапрасну ерошить ему перышки, – посоветовал Орлук. Объясните, что его соотечественники, если они и впрямь маураи, выданы по уголовному обвинению; что у вас не было другого выбора, кроме как повиноваться… он может затребовать информацию по дипломатическим каналам. – В руке нойона была перчатка с отворотами. Он пристукнул ею о бедро, словно кнутом. – Ну что ж, в путь!

Борс пошелестел полученными бумажками, чтобы показать, что и впрямь не имеет выбора.

– А вы не хотите задержаться и отдохнуть, достопочтенный сэр? спросил он, как требовал того этикет.

– Нет, сэр, приношу свою смиренную благодарность, но, к сожалению, об этом я не могу и мечтать.

Обменявшись поклонами, они отдали друг другу честь. Борс отбыл.

Орлук повернулся. Ганна ухватила его за рукав. Страх стучал в ее груди.

– Но что вы думаете об этом на самом деле? – спросила она его.

– Вай? – Он заморгал в удивлении.

– Обо всем, что кроется за этим делом? Я чувствую… предельную не правду… зло… – Последнее слово она выдавила. Истинной геанке не подобает произносить его, за исключением крайней необходимости.

Выдубленная непогодой физиономия Орлука обнаружила неловкость:

– Как так, преподобная госпожа?

– Не знаю. Все случилось настолько внезапно. И вместе с тем… Ужасные силы вырвались на свободу, они заключают преступные союзы, повсюду сеют ложь и тайну, тайну и ложь… Орлук, ветер дунул из завтрашнего дня и принес запах войны: не наших несколько битв, за которыми последует мирный договор – нет, но жестоко и с погибелью… всего мира. Что вы скажете? Что мы можем сделать?

Капельки пота покрыли его лоб и бороду. Она заметила, как он заставил себя собраться.

– Преподобная госпожа, – выдавил он, – я почти ничего не знаю, кроме того, что уже сказал. Происходит нечто скверное, но суть еще сокрыта во мраке. – Он расправил немного сутуловатые плечи. – Пусть будет, что будет, пусть демоны вырываются из ада; я выполню свой долг, каким бы он ни оказался. Я должен ехать.

– Еще минутку, – молила она, вознесясь на духовной волне к Единому – в этот час, когда ясность разлетелась в клочья под бурей, ревущей из будущего. – У меня брат в армии. Все мы резервисты, все мы солдатаи.

Когда перед битвой пробуждаются страхи, что таятся в глубинах наших сердец – древние воспоминания о Смертных временах – войско приходит в смятение. Пророчина умеет успокаивать людей. Позовите меня.

– Преподобная госпожа!.. – Он был переполнен чувствами.

Ганна улыбнулась; теперь, когда она все сказала, покой поглощал ее, покой абсолютной решимости.

– В добровольцах недостатка не будет, – сказала она. – Мы будем биться за Гею… за все человечество, иначе Гея отбросит его – уже навсегда.

Я обращаюсь к вам, потому что мы сроднились духом. Красная не может выставить большую армию и потому выступит под объединенным юанезским командованием, можете рассчитывать на меня; мне хотелось бы поехать на бой рядом с другом.

Находясь на второй ступени Тянь-Дзян, Орлук отпустил ей поклон третьей степени смирения; она благословила его. Отойдя, нойон загремел приказами.

Вновь обретя мир. Ганца отыскала Иерна. (Потом она отправится домой и позволит Единству овладеть ею.) А сейчас она хотела проститься с молодым человеком, чтобы никогда не встретиться снова. Морским ветром он вдохнул в нее новую жизнь – она еще никогда не видела моря, хотя читала о нем стихи и видела картины – но все мечтала увидеть, насколько бы ни была невероятной такая мечта. Он рассказывал ей о чудесах своей страны, открыл перед нею свой дух – о большем она и не мечтала.

Рядом с ним стояла любовь его – Роника. Быть может, у нее хватит доброты отступить на шаг в сторону, пока Ганна простится с Иерном.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава