home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4.

Под солнцем, клонившимся к западу, волны вспыхивали зеленоватым огнем, отливали пушечным металлом и ртутью. Во всей грозной мощи валы катили к берегу, вздымались и разбивались об утесы, поднимая пенные фонтаны.

Ветер со свистом рвался в леса и истово трепал ветви, срывал желтые, красные, бронзовые листья. И давил, обтекал, кружил, нес влагу… соленую морскую пену, запахи водорослей и дальних странствий. Кружили и мяукали чайки: черная казарка встала на крыло, заметив поблизости вынырнувшую морскую выдру, вдалеке время от времени среди волн вдоль берега вздымался кит; корабль скользнул под парусами у горизонта, оставив в памяти свои белые крылья.

Полоска густой травы у края обрыва, где расположились Иерн и Роника, благоухала запахами осени.

Побродив по лесу, они присели на берегу передохнуть, понаблюдать за проплывающими мимо китами. Роника обхватила колени. Взгляд ее скитался у края вод – где-то на северо-западе, обращенный к дому или к небу.

Она призадумалась, губы ее приоткрылись. Иерн прикоснулся к рукаву… шерсть макино 93 шершавила его пальцы.

– Ты сегодня почему-то печальная, – сказал он. Роника глянула на него.

Волосы ее спускались на плечи. Только один локон выбился из-под кепочки и трепетал на лбу. В жизни своей он еще не видел ничего более родного.

– Неужели? – спросила она, словно бы медленно пробуждаясь.

– Ты сегодня такая весь день. Ты пыталась справиться с собой и казаться радостной, но я уже успел узнать тебя, Роника.

Она вздохнула с горькой улыбкой:

– О'кей, будем откровенными. Боюсь, что все это скоро кончится.

Разочарование кольнуло его.

– Нет, этого не может, не должно быть!

– Мы с тобой прожили чудесный месяц. Я не помню лучшего времени в своей жизни. Но я не имею права вечно паразитировать. У меня есть работа, родня… мастер Ложи дал мне отпуск на месяц. Для меня это щедрая награда. – Зеленые глаза бестрепетно глядели на него. – Но тогда я не представляла, как тяжело будет сказать тебе: «До свидания».

На момент голова его пошла кругом, отдавая барабанной дробью в ушах, так что, казалось, смолк даже ветер.

– Неужели надолго? – простонал он.

Боль исказила строгое лицо.

– Не знаю. Я попытаюсь получить отпуск и встретиться с тобой, прежде чем… взойдет Орион… но все зависит от многих обстоятельств… и еще от того, насколько нужны им мои услуги. Не бойся, Иерн. В воздухе над Красной ты спас мечту Волка, Ложа этого не забудет. Мы не можем позволить, чтобы маураи узнали о тебе; ты знаешь слишком много, знаешь и о том, куда мне предстоит направиться; если их врачи прибегнут к наркотикам, то скрыть эту тайну вряд ли удастся. Тебе предоставят пристойное место для жилья, а потом – надеюсь – мы поможем тебе возвратиться к себе на родину.

– Но надолго ли мы расстаемся?

– На год, может быть, на два… не знаю. Я всего лишь младший инженер, и меня не было там столько…

– Итак, я должен тебя ожидать… – взорвался Иерн, ударив кулаком по ладони. – Нет, черт подери! – завопил он на англишском. – Это не для меня! Я слишком тебя люблю!

Она ахнула:

– Ах, Иерн, ах, Иерн. – И они упали друг другу в объятия.

…Смеясь, со слезами, поблескивающими на щеках, она приподнялась на локтях и неуверенно сказала:

– Ну что ж, летун, ты победил; я все твержу себе, что это судьба. Ты был чужаком, сперва мне было только интересно, но я еще не встречала человека, который настолько бы увлек меня и заставил себя уважать.

Впрочем, я так долго была одна… Ну что ж, я оказалась недальнозоркой. Ничего не заканчивается с этим совместным отдыхом… я хочу быть с тобой всегда.

– И я. – Он нагнулся, чтобы поцеловать ее во впадинку, где сходятся ключицы. От гладкой и теплой кожи пахло летом – минувшим и теми, которым наверняка еще надлежит прийти. – Вместе нам будет нелегко, Роника. Мы с тобой не просто разной национальности… мы принадлежим к различным культурам… Но я… – выдавил он, припав к ней лицом. – Теперь только я начал понимать, насколько ребячливо вел себя всю свою жизнь. И я не могу исправиться за пару недель.

– Ах вот оно что! – Она взлохматила его волосы. – А не одеться ли нам, пока напрочь не замерзли.

Так они и поступили, а потом сели и взялись за руки, обменявшись улыбкой и легким поцелуем. Ветер, киты, прохлада, заходящее солнце отодвинулись в небытие.

– Ты поедешь со мной на Ляску, – радостно проговорила она. – Я могу это устроить. По сути дела, для тебя нет более безопасного места.

– Но я не хочу, чтобы у тебя были неприятности. Как насчет свадьбы… я не знаю, какие у вас обычаи на этот счет. По закону аэрогенов Фейлис может получить развод только через год и один день после того, как подаст заявление, если оно останется неопротестованным. А как относится законодательство Союза к браку, совершенному в другой стране и более не являющемуся действительным?

– По этому поводу законодательство Союза набрало в рот воды. Неужели ты полагаешь, что мы позволяем правительству вмешиваться в столь важные вещи? И нечего понапрасну тревожить свою красивую головушку.

Мои родственники все поймут, а формальности мы уладим, когда получим такую возможность.

Они обнялись, а потом она посерьезнела.

– Давай-ка обдумаем еще кое-что, мой дорогой, – предложила она. – Там, куда мы направимся – если, конечно, не передумаешь – тебя ждет не тихое убежище с невинными сельскими развлечениями – задворки культуры.

Тебе не разрешат ни отпусков, ни внешних сношений до завершения работы, а до этого как минимум может пройти еще пара лет. Я буду занята что твой однорукий осьминог и, приходя домой, буду валиться с ног. Наши действительно торопятся. Быть может, меня снова отправят разыскивать делящиеся вещества, а ты не умеешь этого делать. Конечно, Ляска – страна живописная, там тебе – охота, рыбалка и все прочее…

Но и суровая зима на носу. Рассчитывай на то, что все время придется сидеть дома.

– Ну, – возразил он, – полагаю, что мог бы…

– Иерн, – перебила она его, – ты только что назвал себя ребячливым, быть может, так оно и есть в известной мере, но в главном ты – мужчина, энергичный и не любящий отдыха. Неужели ты сможешь вести жизнь наложницы мужского рода?

«Сумею ли?» – удивился он про себя.

– А надо ли? – услышал он свой напряженный голос.

Она помрачнела.

– Да. И… о Боже… – Она стукнула кулаком о землю. – .Чем больше я думаю об этом, тем более думаю, что подобная ситуация отравит наши отношения. Быть может, нам все-таки лучше расстаться? Как бы долго ни продлилась разлука.

– Нет! – он вспыхнул гневом. – Зачем держать меня пленником? Разве я не заслужил доверия?

– Орион – предмет для нас чересчур важный, мой дорогой. Чересчур важный для меня самой. – Она выложила все напрямик. – Ты ведь говорил, что как сеньор своего Клана выказывал особое расположение маураям.

«Я могу накричать на нее и разрушить то счастье, которого мы добились, – сверлил новый голос голову Иерна. – Или же я могу ответить осторожно, вдумываясь старательнее, чем когда-либо в жизни».

Пытаясь умно подбирать каждое слово и говорить ровным голосом, он поежился.

– Роника, слушай. Действительно, я стремился к более близким отношениям с маураями. Но… тогда я считал, что будущее науки и техники принадлежит им. А у вас я узнал, что Союз продвинулся в этом направлении, быть может, дальше. Неужели оба пути несовместимы?

Неужели освобождение Союза означает гибель маураев?

– Ах нет, – прошептала она. – Я же говорила тебе, что Орион – не оружие. По крайней мере, он не может убивать людей миллионами. Если все сложится как надо, мертвых не будет.

– Итак, ты можешь работать над ним с чистой совестью?

– Да. – Нелегкое воспоминание о Плике вползло в память Иерна. Он отбросил его, повинуясь порыву… как во время того полета в бурю или перед прыжком из Скайгольма. Иерн ощутил, что это решение давно тайно созревало в нем. И теперь вырвалось на свободу.

– Почему тогда я не могу присоединиться к вам? – потребовал он ответа.

– Что? – вослликнула она.

Голос его отдавался в голове.

– Запиши меня в вашу лавочку. По твоим обмолвкам я уже отчасти представляю, чем может оказаться ваш Орион. Если я не ошибаюсь великолепно. Я хочу помочь вам. И если я не прав, все равно постараюсь помочь вам. Я предлагаю вам свои услуги… помимо технического образования, я еще и первоклассный пилот. Могу сделать пару полезных предложений. Роника, бери меня.

– Иерн, Иерн, Иерн! – Он заключил ее в объятия. – Иерн, мы вместе увидим, как взойдет Орион.

Вовсю свистел ветер, волны мощными валами катились к берегу: от Северного полюса надвигалась зима.

Глава 17.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава