home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2.

Полог тумана, густого и белого, скрывал даже ближайшие деревья. От вечной сырости Тераи постоянно чихал… она отдавала могилой.

Безмолвие царило в доме. Изредка вдалеке запевала труба, но не призывая, а скорее скорбя о давно потонувших кораблях.

В хижине было и тепло, и светло, однако куда деваться от холода, ее обступавшего? Тераи видел причину в том, что хижина служит тюрьмой, и окна ее – на скорую руку – прикрыты прочными решетками, а входная дверь укреплена и забита гвоздями. Им с Ваироа была отведена половина домика, и через внутреннюю дверь были слышны голоса охранников в другой его половине. Они сидели за покером, Тераи хотелось выйти и присоединиться к ним, чтобы просто чем-то заняться, нарушить однообразие, но у него не было денег. К тому же игра игрой, но он сомневался в том, что его примут: скука заставляла северян недовольно коситься на пленников. Маураи могли бы завязать со своей стражей лучшие отношения, и теперь уже было поздно заводить дружбу.

Тераи расхаживал между стен из суковатой сосны. Трубка в зубах дымила, окутываясь собственным облачком, голубым и едким… Во рту уже стоял вкус горелой кожи, но что остается делать мужчине?

Ваироа сидя читал книгу. Вожди Волков щедро обеспечивали ими узников.

Еще у них было радио, фонограф и запас записей к нему. Ложа устроила на острове курорт для своих членов. В это время года окружающие хижины пустовали, или же редких гостей уговаривали переехать в другое место на остаток отпуска. Тераи мечтал, чтобы его допустили в мастерскую, и он мог бы заняться каким-нибудь ремеслом, но тюремщики имели строгий приказ остерегаться громадного маурая. Им с Ваироа разрешали прогулки на воздухе, однако всегда под строгой охраной.

– Из огня да в полымя, от монгов к норрменам, – тихо пробормотал он. Лучше бы мы оставались у монгов. Они обращались с нами намного лучше.

Не отрываясь от книги, Ваироа откликнулся. Он всегда умел делать несколько дел сразу.

– По-моему, вежливо извинившись, эти бы просто перерезали нам глотки.

Наше присутствие могло бы создать серьезные неудобства для различных влиятельных персон.

– Да знаю я, знаю. Мы же столько раз говорили об этом. Но я не могу понять, как ты можешь оставаться настолько спокойным.

– Раздражают лишения. У меня нет семьи, о которой я мог бы скучать, и на этом клочке суши меня окружает вечно переменчивая реальность.

Кругом вода, над головой небо. Разве ты не помнишь, что говорила Роника Биркен… Ну-ка, тихо.

Ваироа опустил книгу и поднял руку.

Еще минуту Тераи прислушивался к тишине, и только потом наконец услышал далекий шум мотора приближающейся лодки. Удивленные восклицания, довольные возгласы, стулья, застучавшие по дощатому полу, засвидетельствовали, что услышала и охрана. «Кто же, во имя Нана, явился к нам? Это не случайный лодочник, держу пари… кто может позволить себе так тратить топливо». Сердце в груди Тераи застыло.

Мотор умолк, и от воды понеслись другие звуки: из тумана вынырнули несколько человек, путь им показывали люди, казавшиеся незнакомыми в клубах тумана. Их повели в сторону – вероятно, под крышу – всех, кроме одного, направившегося прямо к их хижине и исчезнувшего из виду за углом. Вскоре перед маураями предстал Мнили Карст.

– Скажи, ради Харисти.. какой ты хочешь от нас радости… мы ведь не забыли, что ты собирался убить нас?

Сидевший в кресле Микли поглядел на нависавшего над ним маурая.

– Это было желание профессионала, а не личности, – ответил он. – Я бы на вашем месте относился к нашим взаимоотношениям как спортсмен.

– А потом заперли нас, как зверей, что еще хуже, – буркнул Тераи, Ваироа сидел безмолвно в углу, наблюдая исподлобья, впивая все вокруг своими загадочными чувствами. Туман за окном был еще более красноречив, чем его лицо. Из соседней комнаты до Тераи не доносилось ни звука: охрана притихла за дверью, вне сомнения, надеясь, что скучная служба наконец закончилась.

Микли взмахнул сигареткой.

– Я бы сказал, что эти звери у нас словно сыр в масле катались, усмехнулся он. – Сами же понимаете, у нас не было иного выхода: или убить вас, или лишить возможности общаться с людьми.

«Да, мы слишком много знаем, – устало подумал Тераи в сотый или тысячный раз. – Знаем, где искать плутоний и обломки перевозившего боеголовки самолета – безусловное доказательство вины сеаерян; такой повод для войны убедит самого трусливого пацифиста – и все доказательства того, что Ложа Волка увязла в этом деле по самые кончики своих мохнатых ушей. Наш корпус не может добиться никакого толка от правительства Союза, потому что это сборище бессильных клоунов ни черта не знает. А след ведет к Волку… в Кенай, судя по тому, что они говорили по пути… истинный след, и Федерация сможет, наконец, выследить чудовище».

– В конце концов ваши люди достаточно давно знают о том, что в Норамерике собирают делящиеся вещества, – продолжил Микли, – Они известили правительство монгов…

– Откуда тебе известно, что это сделали мы? – возмутился Тераи.

Ответом Микли можно было воспользоваться, если ему суждено вырваться .на свободу. – Неужели они не могли узнать это самостоятельно?

– Едва ли. У них нет для этого нужных приборов. Даже Домен проявил откровенное невежество. Маураи, вне сомнения, доселе не имели причин извещать Скайгольм, поскольку даже не могли предположить, что в Юропе сохранились подобные антики. – Микли выпустил дым из ноздрей и продолжил ленивым голосом:

– Теперь, конечно, власти Федерации встревожены – не только вашим сообщением, но целой серией настоящих ядервых взрывов.

– Что? – взревел Тераи, Ваироа шевельнулся в углу.

Микли кивнул:

– Это случилось почти одновременно с заговором Джовейна и теми интересными событиями, что последовали за ним. Поэтому вас известить просто не могли. Я и сам услыхал об этом, только когда вернулся домой.

Но наблюдатели монгов действительно обнаружили следы атмосферных взрывов, произведенных на больших высотах к западу от них. Они известили о них маураев, те подтвердили. Контакты сторон осуществлялись на сверхтайном уровне. Незачем ворошить без нужды муравьиную кучу, по крайней мере пока не выяснишь, кто в самом деле виновен. Иначе один черт знает, чем может закончиться глобальная истерика, которая незамедлительно разразится.

Федерация лихорадочно укрепляет стой Инспекторат в Союзе. Флоты маураев из всех уголков планеты сходятся к Авайям – своей ближней базе к Союзу. Вполне очевидно, что мы и являемся главными подозреваемыми.

– Преступниками, – выпалил Тераи, вздрогнув от усилия, с которым сдерживал себя, чтобы не убить голыми руками эту тварь.

– Ну что ж, мы с вами это знаем, но где решающие доказательства у правительства? Кого будет атаковать флот? Новая война против Северо-западного Союза окажеуся войной против ни в в чем не повинных ладей; они будут сражаться, хотя не принимали даже малейшего участия в создании… Ориона. Война будет долгой, как и последняя, может и дольше, армия Федерации не отмобилизована, как тогда, к тому же затеянная на основе одних только подозрений война будет не популярной.

Тераи глотнул, Ему было плохо. Все, что он слышал, было точным; не правильным, ведь правда есть справедливость, именно точным. Он вспомнил многих ученых профессоров Велантоа, считавших Энергетическую войну делом рук обнаглевших милитаристов. Да, ядерных реактивов не должно существовать, но убеждать в этом норри следовало на переговорах, а не силой. Он вспомнил комментаторов и проповедников, объявляющих присутствие маураев в Западном Союзе «культурным» империализмом… сапогом, давящим то самое разнообразие, которое Федерация всегда ценила – по собственным словам. Он вспомнил демонстрации молодежи и ее седобородых, но пустоголовых прихвостней; моду на одежду северян – в знак мира и свободы. Словно этих понятий доселе никто не знал; иные даже осмеивали его мундир. Вспомнилась и молодежь в городах Союза, обезьянничавшая с маураев, но более всего его угнетала память о беседах с вполне зрелыми племенными вождями в разных концах Океании, утверждавшими, что контроль за всем миром слишком тяжелым бременем ложится на плечи их народов… Тем не менее все это было не столь важно, пока маураи охотились за тенью… и если даже Федерация незамедлительно высадит армию на материк, Волки со всеми своими союзниками по-прежнему будут заняты делом, не говоря о том, что они уже опробовали свое проклятое изобретение.

Отчаяние Тераи перебил сухой хруст слов Ваироа:

– Разрешите вопрос, Карст. Откуда вы знаете, что монги обнаружили взрыв и информировали маураев, если все сохранялось в таком секрете?

С легким смущением Микли ответил в тоне, менее задиристом, чем обычно:

– Разведка донесла.

– Далее, – продолжил Ваироа. – Почему нас отослали из Юани в ваше распоряжение? Почему юанезцы доверили норрменам дело настолько существенное, как наш допрос?

Вновь обретя равновесие, Микли ухмыльнулся:

– Признаю – мы в известной мере сотрудничаем с ними.

– С некоторыми офицерами юанезцев, иначе весь мир знал бы о вашем альянсе или, по крайней мере, о сотрудничестве между прежними врагами.

Микли затушил сигарету и потянулся за свечой.

– Вы куда умнее, чем я предполагал, Ваироа Хаакону!

– Вы внедрили туда своих агентов, – объявил гибрид. – Не ваше ничтожное правительство, а Волки и прочие Ложи, которые участвуют в деле. У вас было двадцать лет. Полки теперь перестали быть кочевыми военными отрядами, где каждый знаком с каждым, на деле их солдатаи разбросаны по стране, подчиняясь обстоятельствам, заставляющим каждого действовать индивидуально. Вы могли послать туда агентов, способных сойти за монга и выслужиться – инжунов, северян азиатского происхождения, да и кое-кого из собственно монгов, кое-где еще обитающих на ваших восточных территориях. Даже белых – ведь монги народ смешанный. Вы могли подкупать, шантажировать, даже уговаривать честных людей помочь вам в деле, самым выгодным образом отвечающем интересам их стран. Но не смели обратиться к властям, это было бы слишком рискованно, особенно в рамках полковой иерархии и системы отличий. Вы могли и просто разместить своих агентов в узлах, через которые проходит информация и приказы. Спящих агентов… Приступающих к действию при необходимости. Монги прискорбно наивны – в отличие от вас и вашей родни.

– Да-а-а, осмелюсь предположить, что в тех случаях, когда офицеры монгов предполагали, что имеют дело с представителями вашего правительства, их роль выполняли Волки, передававшие Виттохрии лишь то, что считали нужным, не более того, Поздравляю, вы неплохо справились со своим мерзким делом.

– Какая целеустремленность, подумать только, двадцать лет упорных трудов! – Волна негодования захлестнула Тераи.

Вполне очевидно, Микли не собирался пассивно слушать. Он поднялся и как отрезал:

– Ну что ж, вы можете получить шанс задавать дополнительные вопросы, если присоединитесь к своим друзьям в нашей небольшой лесной прогулке.

Тераи расправил плечи, готовясь встретить очередной удар.

– Что ты имеешь в виду?

– А вот, скажем, – поддразнил его Микли, – Иерн Ферлей решил записаться под наши знамена, и Плик, естественно, тоже последовал за ним. Мой дом на Ляске безопаснее, а поэтому я направляюсь туда. Почему же нам всем, старым друзьям, не собраться вместе? Мы больше не можем держать вас здесь; ваши инспектора снуют повсюду, как водяные жуки. Мы забираем вас с собой. Собирайтесь, через час мы отправляемся, пока позволяет туман.

Он повернулся и вышел в соседнюю комнату. Дверь за ним захлопнулась.

На миг оба маурая застыли, онемев, а потом Ваироа медленно проговорил на родном языке:

– Что за злой человек. Не просто враг, он весь пропитан ненавистью.

Разве ты не ощущаешь этого?

– Нет, – ответил Тераи. – Но я верю тебе. – Он глянул на холодное белое облако за окном и сказал:

– Я сумею сообщить об этом домой. Я сделаю это или погибну.


предыдущая глава | Орион взойдет | cледующая глава