home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

— Он готов.

— Что!

Голос Ахиро спугнул дрему, в которую начал погружаться Деймон.

Несмотря на отсрочки сражений, Деймон по-прежнему находил время лишь от случая к случаю вздремнуть за пультом, положив голову прямо на стойку.

Надо сделать еще так много записей, смешать такую массу восхитительных шумов — он не мог пойти на риск терять на сон больше времени, чем необходимо… особенно теперь, когда он так близок к завершению основы восхитительного гобелена из криков чужого и человеческих голосов. О, она будет заткана тончайшими нитями классической драмы самой качественной пряжи.

Взглянув на табло электронных часов, Деймон обнаружил, что просидел за пультом почти полтора часа. Запись, которую он начал слушать, давно кончилась, из наушников слышались только звуки, наполнявшие клетку Моцарта: шипящее дыхание чужого, характерный скрежет его когтей по грязному полу и хруст под его лапами останков тех, кто являлся к нему… с визитами.

— Давно ли он пришел в себя? — спросил Деймон надтреснутым со сна голосом.

В свое время он потребовал установить раздвижную ширму, чтобы отгородиться от отвлекавшего внимание загона Моцарта, а заодно и от постоянной суеты своих помощников. Подошел Ахиро и сдвинул ширму гармошкой к стене, дав Деймону увидеть Моцарта за крепкой стеклянной стеной и пленника, который и не догадывался о подобном соседстве.

Японец взглядом обратил его внимание на клетку-кормушку. Мужчина пытался встать, но стеклянный колпак был слишком тесным, чтобы он мог выпрямиться во весь рост. Его усилия делали его похожим на человекообразную обезьяну. Вместо того чтобы бешено сотрясать стекло, как это делали его предшественники, он сантиметр за сантиметром исследовал все углы, словно какая-нибудь экзотическая рыба, изучающая пределы своей тюрьмы-аквариума.

— Минут пять назад, — ответил Ахиро, — может быть, немного больше. Я попросил Брэнгуина и Вэнс покинуть помещение. Так он раскапризничается не слишком скоро.

Деймон кивнул. Хорошая мысль, стоило додуматься до нее раньше. Чем дольше их подопытные колотили по стенам клетки, тем меньше оставалось у них сил для борьбы с Моцартом. Один даже в кровь разбил костяшки пальцев, пытаясь вырваться.

— Скажите им, что они могут вернуться, — скомандовал Деймон. — Мне он кажется вполне проснувшимся. Физически он тоже в полном порядке.

Ахиро согласно кивнул и отправился выполнять поручение. Спустя пять минут в лаборатории улья работа снова вошла в нормальное русло. Деймон готовил стойку звукозаписи, Брэнгуин не отрывался от наблюдений за устройствами вывода данных и мониторами компьютеров, а Вэнс в бешеном темпе строчила в своем блокноте, стараясь не пропустить ничего из того, что было, по ее мнению, событиями, достойными увековечения. Наблюдая за ее рвением, Деймон не мог сдержать улыбку: похоже, Дарси Вэнс полагает, что каждый чих, как-то касающийся Моцарта, достоин упоминания в ее бесценных летописях.

Их подопытный продолжал всех удивлять. Вместо того чтобы бесполезно вопить, обращаясь к бессловесному стеклу, — они держали динамики выключенными, пока не наступало время давать инструктаж по использованию электрошокового ружья, — он пытался вызвать на разговор того, кто подходил достаточно близко к клетке и мог, по его мнению, услышать. Ему, как и другим, не приходило в голову, что его никто не слышит, а дверца мешала ему видеть чужого.

Наконец они были готовы. Деймон не пожалел лишних затрат времени на этого пленника. Он не сомневался, что все записи голоса Моцарта выполнены наилучшим образом, но с каждым новым сеансом в голову приходила мысль о чем-то таком, до чего он прежде не смог додуматься. Это мог быть новый подход к комбинации крика чужого с пронзительным визгом оборвавшейся скрипичной струны или просто гулом сразу всех струн цимбал. Подготовив пульт управления стойки звукозаписи, он кивнул Ахиро, включил аппаратуру на запись и присоединился к остальным. Они тесно обступили клетку и уставились на ее обитателя, который уже потерял надежду поговорить с ними и теперь просто молча ждал, внимательно изучая их лица.

После своего нетерпеливого вмешательства, когда в клетку Моцарта запускали первого подопытного, Деймон оставлял Ахиро нести бремя разъяснения этим субъектам того, что от них требовалось, но теперь снова решил взять бразды правления в собственные руки. Он ожидал, что этот мужчина станет биться с чужим более отважно. У него была не просто надежда, а почти уверенность, что звуки именно этого поединка позволят создать что-то совершенно особенное.

Ахиро включил переговорное устройство клетки-кормушки, и Деймон начал инструктаж:

— Слушайте, пожалуйста, внимательно. Позади вас металлическая дверь. Через несколько мгновений мы ее откроем. За ней, в пределах досягаемости вашей руки, лежит электрошоковое ружье. Оно заряжено, но выстрел не смертелен.

— Подождите… пожалуйста!

Связь с клеткой не отличалась высоким качеством, и голос пленника звучал тихо и глухо, какими-то трелями, словно он кричал из глубокого колодца. Деймон проигнорировал его крик. Он уже научился мужественно сносить мольбы пленников, а этот ничем не отличался от остальных. Возможно, получше других питался, ну а помимо этого…

— Когда дверь полностью откроется, — продолжал композитор, — вы обнаружите перед собой чужого. Если вы не станете обороняться, он немедленно вас уничтожит. Чтобы остаться в живых, вы должны выйти из этой тесной клетки в находящееся за дверью пространство, подобрать оружие и, пользуясь им по мере необходимости, добраться до входов в тоннели на противоположной стороне загона. Чужой постарается вам помешать.

— Подождите, — снова заговорил мужчина. Деймон посмотрел на него с удивлением: узнав о предстоящей встрече с чужим, предыдущие жертвы впадали в истерику, но этот говорил почти спокойно. — Вы не знаете, кто я. Если дело в деньгах, знайте я работник компании «Медтех». За меня дадут любой выкуп…

— В тоннелях есть зоны, которые слишком узки для чужого, — снова перебил его Деймон, хотя его уверенность внезапно поколебалась. — В любом узком ответвлении вы сможете отдохнуть и поразмыслить о дальнейшей стратегии. Расчетное время прорыва к входам в тоннели — около пяти минут. Если вы доберетесь до них, не получив смертельного ранения, мы усыпим чужого, вытащим вас из клетки и отпустим.

Это было, конечно, ложью, которая продолжала приводить Брэнгуина в ярость, но без стимула, веры в то, что остаться в живых все-таки можно, существовала опасность отказа подопытного от борьбы до тех пор, пока вступить в нее его не заставит чисто животный инстинкт. Моцарт не станет дожидаться и прикончит его.

— Послушайте, пожалуйста! Не делайте этого… Для вас я ценнее живой. Я возглавляю…

— Знаете, мне его лицо кажется знакомым. Думаю, я встречала этого человека прежде, — внезапно заговорила Вэнс, и ее голос заглушил окончание фразы мужчины в клетке.

— Я же говорил вам, что он не похож на наркомана! — В голосе Брэнгуина звучала паника, его лоб покрылся испариной, по пухлым щекам бежали ручейки пота.

И тут Ахиро сделал то, чего никогда не позволял себе прежде, и Деймон порадовался, что поставил аппаратуру на автоматическую запись. Не дожидаясь команды Деймона, он оттеснил музыканта и щелкнул переключателем открывания двери, отделявшей клетку-кормушку от загона Моцарта. Пленник резко повернулся; что он намеревался сказать, чтобы убедить их дать ему свободу, навсегда осталось неизвестным. Гидравлика начала отводить дверь в сторону, а за ней ждал Моцарт — бледно-зеленая слюна крупными каплями падала с его ужасных зубов.

— Ох, Иисусе, — прошептал Брэнгуин, прикрывая рукой рот, — на этот раз мы действительно достукались.

— Мистер Эддингтон, — заикаясь, начала Вэнс, — я… я не думаю…

Пока Деймон переводил удивленный взгляд на Вэнс, Ахиро холодным тоном прекратил ее словоизлияние:

— Теперь любые ваши сомнения совершенно неуместны.

Вопреки собственному желанию подтверждая смысл сказанного Ахиро, мужчина в клетке испуганно вскрикнул и выпрыгнул во владения Моцарта. Он сделал отвлекающее движение вправо, и чужой неуклюже шагнул в ту же сторону, словно долговязый кузнечик, который попытался не прыгать, а идти. Резко остановившись, пленник метнулся назад. При меньшем весе и лучше сбалансированном теле он совершил этот маневр плавно, тогда как Моцарту пришлось несколько раз переставлять свои длинные нижние конечности, пока он смог повторить его и обрести равновесие. Мгновение спустя пленник уже стремглав мчался к тоннелям с ружьем в руке.

Разинув пасть, Моцарт разочарованно зашипел. Срезая угол, он громадными шагами пересекал расширенную при реконструкции площадку и быстро приближался к своей жертве, стремясь не дать ей скрыться в круглом устье тоннеля, которое сулило, как думал пленник, спасение и обещанное освобождение из плена. Расстояние между бежавшим и раскрытой пастью длинной головы чужого стремительно сокращалось.

Светловолосый мужчина резко повернулся и окатил Моцарта разрядом тока, выстрелив с расстояния не более полуметра.

Моцарт никогда прежде не получал такого удара почти в упор. Разряд угодил прямо в центр раскрытой пасти, и Деймон мог поклясться, что видел, как голову животного охватило сияние. Композитор задохнулся, Услыхав вырвавшийся из глотки животного вопль невыносимой боли, его ладони заскользили по стеклу клетки-кормушки, о которую он был вынужден опереться, чтобы не упасть,

— Вы слышали! — Он почти плакал. — Сколько страсти, какое изящество!

Трое его сотрудников еще теснее сгрудились возле стеклянной стены, стараясь получше разглядеть картину борьбы человека со своей судьбой, но Деймон нетвердой походкой направился к стойке звукозаписи, чтобы проверить аппаратуру. Крик чужого продолжал вибрировать в его голове. За то время, пока он преодолел отделявшее его от оборудования пространство, Моцарт крикнул еще дважды, и у Деймона каждый раз замирало сердце, как бывало в детстве на качелях, только теперь его напарником на другом конце доски было истошно вопившее чудовище с планеты Хоумуолд.

— Надеюсь, этот парень разделается с ним! — взволнованно крикнул Брэнгуин.

— Нет, не сможет.

Дрожащими руками Деймон поправил настройку балансировки динамиков, затем оглянулся на остальных. Вэнс оторвала взгляд от сражения в клетке и хмуро посмотрела на Ахиро.

— Что вы хотите сказать этим «нет, не сможет»? — резким тоном спросила она. — Почему вы в этом уверены?

— Докладываю, у меня есть приборчик для дистанционного управления установкой силы разряда его электрошокового ружья, — ответил Ахиро тоном рапорта старшему по званию.

— Что! — воскликнул Деймон. — Черт побери, зачем? Так эта битва закончится слишком быстро!

Его руки заметались над кнопками настройки пульта в страстном стремлении не потерять дорожку записи звуков дыхания мужчины, за которым охотился Моцарт.

Ярость Брэнгуина достигла накала, какого Деймон и не подозревал в нем.

— Пора усыпить их обоих газом, — крикнул он. — Мы и так зашли слишком далеко!

Его лицо раскраснелось, руки сжались в кулаки, и он рысью помчался к медицинской стойке управления.

Из клетки послышался новый вопль Моцарта, на этот раз менее громкий.

К всеобщему изумлению, Ахиро преградил Брэнгуину путь к аппаратуре:

— Доктор Брэнгуин, если вы попытаетесь включить газ, я буду вынужден предпринять все необходимое, чтобы не допустить этого.

— Ч… что? — У меня есть приказ.

— Он в тоннеле! — крикнула Вэнс. Прижав ладони к стеклу и почти касаясь его носом, она пыталась разглядеть, что происходило внутри клетки. — Моцарт скрылся в нем следом!

— Деймон, что это за приказ? — требовательно возвысил голос Брэнгуин. Его лицо стало багровым. — Чей приказ? Позвольте мне пройти.

— Прошу извинить, — сказал Ахиро с каменным выражением лица, — я не могу этого позволить.

Брэнгуин попытался обойти японца, но Ахиро положил ему на плечо руку. Он сделал какое-то легкое движение пальцами, и пожилой биоинженер вскрикнул от боли.

— Если будет необходимо, я убью вас.

Деймон и Вэнс вытаращились на него, разинув рты. Деймон первым обрел голос:

— Ахиро, о чем, будьте вы прокляты, речь?

Ниндзя отпустил Брэнгуина, и старик попятился, в страхе потирая плечо.

— У меня есть приказ, — повторил Ахиро. — Этот человек в клетке чужого уже выстрелил… — он наклонил голову, считая в уме, — да, я уверен, четыре раза. У него остался один выстрел, после чего оружие перестанет действовать.

— Но почему? — спросила Вэнс. — Майкл был прав, не так ли? Этот человек не наркоман и не преступник. Он кто-то…

Из динамиков вырвался пятый крик Моцарта, повторенный акустически чистым и глубоким эхом лабиринта тоннелей. Деймон моментально зажмурил глаза и вскинул голову, не желая упустить ни одного нюанса мелодичного многоголосья эха, наполнившего замкнутое пространство владений чужого.

— Несчастная жертва обмана теперь совсем беззащитна, — с горечью произнес Брэнгуин. — Надеюсь, вы счастливы, вы… наемный убийца. Кем он был, а? Конкурентом, который выиграл у нашего руководства партию в гольф?

Ахиро остался невозмутимым:

— Я просто выполняю, что мне велят, мистер Брэнгуин, и не уполномочен отвечать на вопросы.

— Вот как? Тогда отправляйтесь в ад, — с несвойственной ему враждебностью сказал Брэнгуин. — Что же не выполняете, вам ведь велят?

— Помолчите, Брэнгуин, — обрезал его Деймон, не оборачиваясь, — я не хочу пропустить заключительный аккорд, а вы мешаете мне сосредоточиться.

— Боже упаси вам помешать, — пробормотал Брэнгуин и, с трудом переставляя ноги, подошел к Вэнс.

— У него еще есть возможность спастись, — сказала она с надеждой в голосе. — Если он доберется до наших…

Но истошный крик последней мучительной боли жертвы Моцарта не дал ей договорить.

Хотя он этого и не знал, последний отданный на растерзание Моцарту мужчина имел ощутимое преимущество по сравнению со своими предшественниками. Ахиро с готовностью подчинился приказу Деймона и заново перепрограммировал оставшееся в тоннеле электрошоковое ружье. Таким образом, получивший новое оружие мог, добравшись до тоннеля, воспользоваться вторым ружьем. К несчастью, его умения в игре за выживание хватило лишь на то, чтобы встретить смерть, не выходя из клетки-кормушки. Схватив ружье, он дважды выстрелил в Моцарта, едва зацепив первым разрядом и вовсе не попав вторым. Промах стоил пленнику жизни, но Деймона невообразимо порадовало то, как быстро к трубному крику пораженного разрядом тока чужого приметалось стаккато предсмертного вопля растерзанного человека.

У него было наконец все необходимое для завершения грандиозной композиции.

За исключением

Деймону недоставало материала для финала.


Глава 17 | Музыка смерти | * * *