home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


03.07.92

Дорога к Б. Черемшаной. Опыт прохождения рек. Прижимы загнали в Байкал. Я завис над обрывом. Звериные тропы. Малая Черемшаная. Спортлагерь АНХК и кордон. Объезд прижимов. Последняя ссора

Всю ночь шумел Байкал, стуча по железу старого корабля. Утром белки стали носиться по крыше – не дали спать. Вставать пришлось рано, часов в шесть (часы врут – точного времени не определишь).

Дорога до Большой Черемшаной приличная, тропа широкая и набитая. Ближе к полудню солнце стало припекать, но голубое небо, белые чайки и старина Байкал радовали глаз, облегчая путь. В сущности, мы уже так адаптировались к жизни в лесу и каждодневным многокилометровым переходам, что проскочить (именно, проскочить, а не пройти) 10–15 километров, для нас не представляло особого труда. Ни одного лишнего грамма жира, давно определенный такт ходьбы и дыхалка, тысячекратно умноженная чистейшим байкальским озоном, нам позволяла проходить в день по сорок километров. Конечно, когда двигаешься, испытываешь и усталость и тяжесть, но десятиминутный отдых практически полностью восстанавливал наши силы.

Большая Черемшаная довольно широкая и быстрая река. Но нам повезло – последние дни дождей не было, и вода в реке была относительно спокойная. Согласно карте, на том берегу реки располагался кордон забайкальского природно-национального парка, значить там есть люди, есть лодка, можно переправиться без особого труда. Но, сколько бы мы не кричали через реку в сторону кордона, ни кто не выходил. Пришлось штурмовать реку вброд.

Используя имеющейся опыт преодоления Шегнанды, мы первым делом, свободный конец привязали к дереву, срубили шесты и переправлялись поодиночке, страхуя друг друга. Опыт – великое дело, легко преодолев основное русло, перекаты прошли просто, как по бульвару. Вышли к четырем домам кордона и удивились тому, что такое хозяйство заброшенно и пусто. Разруха и грязь – жалкое зрелище, даже в лесу. Жаль, что такие места пропадают, разворовываются и горят.

Приготовив обед, обсохнув после переправы, не теряя времени, двинулись к Малой Черемшаной. Там должно быть зимовьё, если карта нам не врет.

Прижимы загнали нас в Байкал. Если первый и второй мы прошли довольно быстро, то третий нам преподал урок. Прозрачная вода озера обманчива. Кажется, что мелко, но стоит шагнуть и ты уже по грудь в воде. Волны прибивают тебя к скале и тут же оттягивают в море – не успеешь схватиться за уступ – не поможет умение плавать – следующий шаг в сторону Байкала может унести тебя на глубину в несколько метров. Твой рюкзак, наполненные водой сапоги и отяжелевшая телогрейка не дадут тепе плыть – ты покойник. Поэтому, цепляйся за уступы, как муха за потолок и в следующий раз в воду не лезь – обойди прижим по верху. Поэтому в воду мы больше не полезли. Полезли вверх. Мокрая одежда, мешки, сапоги. Над обрывом я завис в мертвой точке. Всё – замер. Любое движение – и я сорвался. Совершенно спокойно (так и надо в таких случаях) я говорю Вове, который поднялся чуть выше меня: «Вова, я завис». Моментально оценив ситуацию, Вова подает мне ветку. Этот единственный рывок достаточен, чтобы продолжить путь по скале. Мы наверху, над прижимами, над скалами.

По звериной тропе, через бурелом, над обрывом долго продираемся в сторону малой Черемшаной. Времени в пути потеряно много, но реки все нет и нет. А мы всё выше и выше поднимаемся над Байкалом. Тропа, вдруг, резко упирается в скалистый обрыв. Подойдя к краю скалы, мы увидели внизу реку и жилые дома на той стороне. Слава Богу, дошли. Осталось как-то спуститься с этой чёртовой скалы и переправиться через реку, и мы на кордоне.

Больше боялись – спустились легко. У берега нас уже ждала лодка – пока спускались нас заметил егерь и подплыл к нам. Перевез нас в лагерь (а это был именно спортивный лагерь ангарского нефтехимического комбината и кордон одновременно), пригласил к себе в дом, накормил ухой, пловом и напоил сладким чаем. Мы, как законопослушные граждане, заплатили, согласно тарифа, сорок рублей за посещение Нац. парка и уселись отдыхать на берегу. Егерь, оказывается, раньше был капитаном теплохода «Комсомолец». На этом теплоходе, из спортивного лагеря «Политехник» мы с Вовой добирались до бухты Бабушка, туда, где находится каньон «Дель Оро». Жизнь – странная штука, знать бы нам тогда, что капитан будет кормить нас ухой, даст в дорогу три копченых хариуса и переправит через прижимы к зимовью, намного облегчив наш путь. Прижимы, шутка сказать, не проходимые. Без альпинистского снаряжения на них делать нечего. Старик понимал это и, долго боровшись с проблемой нехватки горючего, всё же перевез нас к зимовью. Проплывая мимо них, мы осознали, что егерь фактически спасал нас. Его знание местности, в этом случае, очень помогло нам. Пока переправлялись, дед рассказал нам любопытную историю о медведях.

*** Жила в Малой Черемшаной одна семья. Держала хозяйство, корову, огород. Мужик, жена и двое ребятишек. И жил по соседству медведь – хозяин этих мест. Ни мужик медведя, ни медведь мужика не трогали – жили мирно и много лет. Но вот однажды, показалось мужику, что медведь начал огород топтать, рвать и выдирать корнеплоды. Может, так оно и было, может год был неурожайный, но ясно одно – поставил мужик капкан на медведя, а тот в капкан залез. И выбраться не смог – лапу себе отгрыз. С тех пор стал медведь мужика скрадывать. То у огорода нападет, то в лесу, одним словом, заломал мужика прямо в ограде и давай на жену с детьми охотится. Те из дому не выходят, боятся. Хорошо приехали егеря. Жена рассказала про медведя. А уже зима, тот трёхлапый, жиру не накопил, в лежку не лёг – шатун. Все готов убить, а следы трёхлапые. Выследили его охотники и убили. Мораль: не ставь капканы соседу в колодец – убьет.

Очень поучительная история. Мы вышли на берег у старого сарая, типа, дом рыбака. Дед уплыл, получив свою порцию благодарности и пожеланий, а мы остались убираться и чистить дом, готовясь к ночлегу. Уже порядком стемнело, и Вова, закрывая хлипкую дверь, вывернул её с петель. Тут уже сорвался я, наорал на Вову и в ответ получил отпор. Ну, какого хера, ломать дверь, когда вокруг бродят медведи?

– Я, что, специально? – орал на меня Вова.

– Ты, конь здоровый, силы рассчитывай! Хули ты рвёшь дверь, видишь же, что она на соплях – орал в ответ я.

– Ты, блядь, сам закрывай, если не нравится...

И так далее, пока не запыхались орать. Потом разбрелись по берегу, но вернулись оба с дровами, типа, по дрова ходили. Разожгли костер, сварили ужин, молча покушали, забаррикадировали дверь железной кроватью и завалились спать. Утром разберемся.


02.07.92 Егерь с Кудалды. Опять медведица, медвежата и, к счастью, кедр. Долгожданная лодка, ленки под кормой. Последний кордон. Переправа через Шумилиху. Корабль и зимовьё | Вокруг Байкала за 73 дня | 04.07.92 Неудачная попытка пройти прижимы. Звериная тропа. Дождь, холодный дождь. Чивыркуй – кадры из фильма «Сталкер». Егерь Лёша, туристы из Улан-Удэ. Встреча с Бурмейстеро