home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14.07.92

Ночь с тёлкой. Деньги на исходе – связи никакой. Марево тракта. Привет, геологи. В Быково обед на обочине. Найти бы деньги! – пожалуйста. Град. Паром. Ночёвка у паромщика

Утром я проснулся от тяжелого дыхания у меня над головой. Вова так дышать не мог. Открыв глаза, я увидел корову. Она лежала рядом, привязанная веревкой к колышку, торчащему рядом из земли. Ночью я её не заметил. Вот так, выходит и я с ненаглядной певуньей в стогу ночевал. Вова же не преминул спросить, как мне с тёлкой спалось. Да, нормально спалось – тёплая она.

«КамАЗы» и глисты исчезли. Собираемся в путь с лёгким сердцем и кровавыми мозолями на ногах. Передвижение по асфальту гораздо легче, чем по лесной тропе, но за всё нужно платить. Ноги об асфальт сбиваются напрочь.

Очень мало осталось продуктов. Решаем так: идем до Кудары, оттуда звоним в Иркутск Сереге и договариваемся о встрече. Если Сереги не окажется – будет очень не легко 400 км идти на подножном корму. Но об этом будем думать, если обломимся с дозаправкой. И самое главное, в Селенгинские протоки не лезем – без достаточной еды и лодки нам там делать нечего. А у нас ни лодки, ни еды. Идем по тракту в Тресково на паром. Переправившись, ждем Серегу в Селенгинске, либо из Селенгинска звоним всем людям доброй воли. Как говорил Никита Хрущёв «Цели ясны, задачи определены – за работу, товарищи!».

Пекло, марево, жажда. Такое было только в Тажеранской степи. Нос обгорел и болит. Телеграфные столбы с блестящими изоляторами напомнили старый французский «Конец недели». Бесконечность пути и безысходность жизни в вечном движении по ней.

Кудара осталась позади – дорога не проходит через деревню, мы промахнулись. Значит звоним с переправы, а пока, не теряя времени, идем до Быково. Может там есть телефон. По крайней мере, там есть вода, пообедаем.

Скрип тормозов и радостные приветствия геологов отвлекли от мрачных мыслей плавящихся мозгов. Ура! Водичка! Полная фляжка и два пирожка в придачу. Спасибо, дорогие! Даст Бог, свидимся.

В Быково попросили воды. Набрав флягу, чайник и котелок, прямо у дороги из строительного мусора разожгли костёр и сварили обед. Проезжающие смотрят на нас, как на идиотов. Ещё бы, в трусах, белые, как трупы с синими реками натруженных вен, но, зато, с обгоревшими рожами и руками до локтей, мы мало напоминали нормальных людей. Середина лета, а тут два таких чуда у дороги варят обед. Я бы, наверное, сам посмеялся.

И снова утомительный путь по горячей дороге. В такие бестолковые и нудные часы я сочиняю рассказы, «пишу письма» сыну и мечтаю найти деньги. Первый рассказ о том, как на автозаправке нас напоили водой – сбылся. Даже более – нам ещё дали по шоколадной конфетке. А мечта найти денег сбылась в последовательности: 5 рублей и 2 карамельки «Яблоко» и 5 копеек. Нужно ещё помечтать!

Град нас накрыл у самого парома. Вымокли, бежали, но на паром успели. Переправились и остались ждать паромщика около его дома. «Запарковав» своё транспортное средство, паромщик превратился в сторожа и разрешил нам переночевать у него на переправе. За это на ужин он получил порцию спирта, а мы горячую воду, чтобы помыться, теплый уютный ночлег в доме и замечательные вечерние горные виды Малого Хамар-Дабана, которого мы по наивности окрестили Саянским хребтом. Не важно! Для нас важно то, что там, за Селенгой есть дорога, ведущая в порт «Байкал» и она железная во всех смыслах.


13.07.92 Вновь тринадцатое число – глисты. Быстрое лечение по схеме Михайлюка. Кончаются деньги, а почты закрыты. Яркий автобус – пробег инвалидов Владивосток – Москва. Пас | Вокруг Байкала за 73 дня | 13 ЭТАП «Зубная поросячья боль» д. Тресково – р. Большая речка – д. Сухой ручей – р. Клюевка – р. Переменная