home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16.07.92

Комары солнечным утром. Рабочие-путейщики. Истрачены последние деньги. Знакомые «жигули». Дождь загнал нас под мост. Затяжная дорога до Сухого Ручья. Зубная боль даёт ночлег, операция. Ужин в доме больного, ночёвка над свинарником

Всю ночь на меня неслись огромные составы. Я просыпался за секунду до катастрофы, а поезд уже гудел вдали. Комары как очумели. Практически весь запас «Дэты» извели на них. А утром приморозило. Вставать пришлось рано и разводить костер. Потом приехали рабочие. Стали варить завтрак. Угостили нас печеньем, конфетами и отломили осьмушку хлеба. Спасибо. Мы пошли дальше.

Истратив последние деньги в поселковом магазине на питание, нам оставалось только молиться на Серегу, чтобы он не подвел, и двигаться быстрее на станцию Мысовая в Бабушкин, чтобы не разминуться с ним.

«Жигуль» обогнал нас и затормозил. Улыбаясь, из него вышел наш стары знакомый, который ездил на рыбзавод за рыбой.

– Вы всё идете, – сказал он, протягивая руку.

– Идем, – ответили мы.

– Быстро идете. Я всё думал, увижу вас или нет. Не ожидал, что вы уже так много прошли.

– Ноги сами несут – жеребцы почуяли стойло.

Немного потрепавшись с нами, он уехал, одарив нас омулем и банкой тушенки. Вот как бывает – приятно и очень кстати.

Дождь, холодный и липкий, загнал нас под мост. Там мы сварили обед, отдохнули и немного поспали под шум проносящихся по мосту иномарок. Перегонщики из Владивостока гонят старую японскую технику на потребу российскому потребителю-автомобилисту. Приду домой, сдам на права, куплю машину и тоже буду гонять – надоело ходить пешком.

Затяжная дорога до Сухого Ручья была мокрой, но прямой. Бесконечные болота по обе стороны трассы, серое плачущее небо и не приближающийся горизонт – вот картинка этого дня. Только под вечер мы вышли к деревни и тут же наткнулись на человека, страдающего зубной болью. Звали его Виктор, родом он из Черемхово, но живет теперь здесь и работает станционным смотрителем. Виктор бродил по дороге, держась за щеку, в поисках водки на лечение. Водки у нас не было, но Вова предложил свои медицинские услуги в обмен на возможность переночевать на его сеновале. Виктор согласился (а куда ему деваться с зубной болью?).

Операция прошла успешно на кухне в доме больного. Виктор очень боялся укола в десну и долго куражился и отмазывался. Я в это время заварил его чай в нашем чайнике и набрал жаренной холодной сороги на ужин (с разрешения хозяина, конечно). Когда боль стала утихать, у нас уже было кое-что на ужин. Осталось получить сеновал.

Наш ночлег располагался на чердаке над свинарником. Низкая крыша сеновала не позволяла встать во весь рост, приходилось ползком обустраивать гнездо. Гнилое сено, старые сломанные игрушки и хрюканье поросёнка Бори будут сегодня нашими соседями. Плевать, лишь бы не было дождя – крыша слабовата, сквозь неё видны звёзды. Есть горячий чай, жаренная рыба и немного хлеба. Нормально. Кушаем и спим.

Пьяный Виктор залез на чердак со словами:

– Ну, что, парни, как устроились?

– Нормально, спасибо, Витя.

Витя сел на спальник. По лицу было видно, что боль отпустила, но где он уже успел набраться?

– Вижу, отпустило, – сказал Вова, обращаясь к хозяину.

– Отпустило. Жена даже маленько налила.

– Утром ещё таблеток дам, но надо ехать зуб рвать. И не тяни, – сказал ему Вова, и после слов «не тяни» прочел страшную лекция о том, как умирают люди от гнилых зубов.

– Пошли ужинать, моя за вами отправила, – вспомнил Виктор за чем пришёл и стал выкарабкиваться наружу. Чуть не свалился с лестницы в Борискин загон.

Предложение нам очень понравилось, мы последовали за ним. Хозяйка себе видимо тоже немного налила, так что ужин пришлось варить мне (из хозяйских продуктов). Довольно быстро справившись с этой задачей, я получил хвалебные отзывы от хозяйки и хозяина (часто куда-то убегающего и возвращающегося с новой порцией спиртосодержащих жидкостей в крови). Мы не пили, а у хозяина развязался язык. Пришлось сказать ему, что я пишу дневник и о нём тоже пишу. Он загордился и подлил нам ещё ухи.

Спали мы сытые, возвышаясь над свиньёй.


15.07.92 Спасибо работникам парома. Селенгинск. Связь с домом – будут деньги. Обед на берегу Селенги, ссора с местной молодёжью. Ужин у железной дороги. Ночь под грохот соста | Вокруг Байкала за 73 дня | 17.07.92 Свинячье утро. Бабушкин, вокзал, Серёга. Еда, деньги, облегчение ноши. Коррида. Проводы Сергея в путь. Дождь, ночь под мостом. Такая белая белая луна