home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17.07.92

Свинячье утро. Бабушкин, вокзал, Серёга. Еда, деньги, облегчение ноши. Коррида. Проводы Сергея в путь. Дождь, ночь под мостом. Такая белая белая луна

Утром все тело ломит от неудобной ночевке на чердаке. Корячась, спустили на землю веши и самих себя. Попрощались с Виктором, выделили ему обещанных лекарств и пошли готовить завтрак за железнодорожное полотно к ручью. Стыдно долго объедать хозяев. Заодно разомнем мышцы. Плюс, привычка кушать по утрам на свежем воздухе, а не в свинарнике. Но не успели мы выйти за деревню, как мимо нас промчался на мотоцикле с люлькой Виктор. Он кричал нам, что спешит в районную больницу зубы рвать. Лекторский талант моего друга приносит благодатные плоды в деревенский, запущенный в стоматологическом смысле, электорат.

Через пятнадцать километров и три часа мы пришли в город нашей мечты Бабушкин. Товарищ Бабушкин спёр в свое время эшелон золота у генерала Колчака, после чего оно потерялось. Говорят, что самого Бабушкина с сотоварищами белоказаки потом расстреляли, но лично мне в это плохо верится. Бабушкин – это псевдоним. Фотографий Бабушкина (я уже не говорю о бюсте легендарного революционера) в одноименном городе я не видел. Так, что сотоварищи-то получили свинец, а Бабушкин – город на Байкале. Политика – штука запутанная революционной пропагандой. И толку от неё – только в подобных размышления в долгом пути. Меня больше волнует, где Сережа.

Сережа сидел в зале ожидания на станции и нас не узнал. Мы очень похудели и поизносились. Но, узнав, был рад встрече и весело нас приветствовал. Мы были рады гораздо больше!

Костер жгли на берегу и поедали трехдневный (по Серегиной версии) запас еды в полчаса. Курица, свежая зелень и рогалики исчезали, а Серега в это время сообщал нам последние новости Иркутской жизни. Интересно и вкусно. От водки отказались – в поезде она Сергею больше пригодится. Нажравшись до отвала, загрузили лишние вещи в сумку Сереге. Ружьё положили на самое дно – опасно возить в поездах чужое оружие не имея разрешения. Но он довезет – мы-то его знаем. Потом бродили по магазинам и тратили деньги опять на еду.

По дощатому тротуару гулял молодой бычок. Чем я ему не понравился не известно. Но это крупнорогатое домашнее долбанное животное пыталось проколоть мне спину. Я не понял, что произошло, пока не обернулся, услышав возню за спиной. Вова держал быка за рог в сантиметрах от моей спины. Как ему удалось остановить этого скота – не представляю? Что было бы, не поймай его Вова? Дыра в спине? Дыра в спине долго не заживает. Ай, да Вова – тореадор. Прохожие уездного города «Б», наслаждайтесь корридой!

Проводив нашего благодетеля на вокзал, получив от него ещё две тысячи рублей на непредвиденные расходы, с облегченными мешками и забитыми желудками мы отправились в последний этап нашего хода. Жизнь улыбалась нам белозубой улыбкой кучевых облаков. За деревней Клюевкой нас догнал вечер и посоветовал разбить палатку у одноименной реки. Разбили. Поужинали и завалились спать. Но налетевшая гроза загнала нас под мост. Мокрую палатку растянули сушиться под мостом, а сами любовались луной. Гроза быстро кончилась, но выползать из-под моста мы уже не стали, и поступили верно – под утро снова хлестал дождь.


16.07.92 Комары солнечным утром. Рабочие-путейщики. Истрачены последние деньги. Знакомые «жигули». Дождь загнал нас под мост. Затяжная дорога до Сухого Ручья. Зубная боль да | Вокруг Байкала за 73 дня | 18.07.92 Тракт, тракт. Будка обходчика. Энциклопедия рока. Ночёвка в двух метрах от рельса