home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Харгино

Ещё в XVIII веке открытый песчаный карьер для доставки сырья на стекольный завод в посёлок Тальцы (на 47 км Байкальского тракта) имел основательный причал и рельсовые пути для вагонеток, доставляющих песок из глубины пади. Во время Отечественной войны – женское поселение. Сегодня – ржавые рельсовые пути, остатки опор причала и молодая берёзовая роща.

Одинокий дом посреди разрушенного, когда-то большого селения, довольно удачно вписывался в пейзаж. Хозяин возился на берегу с сетью и когда увидел нас немного оторопел. Но, подойдя по ближе, проводника нашего узнал, заулыбался, обмяк, протянул руку: «Здророво!».

– Здорово, Гоша. Вот туристов тебе привел. Накормишь? Как рыбалка? – Саша разряжал ружьё..

– Да какая рыбалка? – лед двигается. Нерпа сеть порвала. Ну, немножко хариусков зацепил. Березовый сок есть – угощайтесь. – Гоша суетился у стола.

От сока меня вывернуло снова. Вова полез за таблетками. Георгий Иннокентьевич – добрая душа – увел меня в дом и уложил на кровать. Пока они там поедали Гошиных хариусков, я валялся, обливаясь потом. Нужно немного отойти и ничего не есть, потерпеть – отпустит. Вова принес горячего чая, таблеток. Я уснул.

Сколько я спал – не знаю, но проснулся от хохота на улице – Вова что-то втирал мужикам. Играло радио, напоминая, что где-то есть совсем другая жизнь, море, девочки, белый пароход. Я здесь валяюсь еле живой, переть еще бог знает сколько, а там, пляжи, бикини, сладкие конфетки, мороженное и шампанское во льду. Это злит.

– Ну как? Одыбал? – Вова снова принес чай.

– Да вроде ничего.

– Двигаем дальше?

– Двигаем.

Я поднялся, сошел к столу, выпил еще чаю и стал собираться. Мужики дали нам в дорогу рыбы, показали, как выходить на тропу, и мы пошли.

Через полкилометра меня бросило в пот, тело ослабло, колени задрожали.

– Не, Вова. Я не дотяну. Что-то мне хреново.

– Давай вернемся, переночуем в доме – отойдешь.

– Давай. Ты иди вперед, переговори с мужиками, я потихоньку дотяну.

Я опять завалился в кровать. Снова температура, таблетки, чай. Уснул теперь уже до утра. Спал, как убитый. Вова говорит несколько раз приходил ко мне и, глядя на мое желтое лицо, стал прикидывать, как ему меня отсюда вывозить. Санавиация здесь вряд ли приземлиться, придется с машиной договариваться – «66-ой» стоит у дома, но без бензина. С мужиками посоветовался. Занервничали мужики!


16.05.92 Тёплая ночь. Яркое утро, омрачённое болезнью. Первые лекарства. Бухта Сенная, обед. Проводник до Харгино. Слабость, сон, радио. Непредвиденная ночёвка в Харгино | Вокруг Байкала за 73 дня | 17.05.92 Первая ночёвка в доме. Хариус в дорогу. Кабарга. Снова клещи. Мыс Красный Яр, памятник, погибшим учёным. Следы медведицы с медвежатами. Первое зимовьё. Уха. Первый гну