home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Застава у пограничной реки

Ему снился странный сон. Петербург. Ресторан «Данон». Григорий Распутин, уронивший лицо в салат.

К Леонидову подходит порутчик лейбгвардии Семеновского полка, наклоняется к нему и говорит:

– Олег, будем его брать, тогда ГПУ все грехи тебе снимет. Он смотрит на порутчика и видит, что это Мартынов. Он достает наган и говорит:

– Пошли, Олежек, пошли.

Его разбудил дневальный, треся за плечо.

– Товарищ корреспондент, товарищ корреспондент…К начальнику.

Леонидов вскочил.

Он спал в казарме заставы.

– Вы, товарищ корреспондент все какого-то Федю звали, – улыбнулся боец.

– Сон, – Леонидов замотал головой.

– Это бывает, ночью «афганец» задул, если спишь, то чертей видишь.

В дежурке сидели начальник заставы, командир пришедшего вчера усиленного эскадрона и замполит.

– Поспал немножко, товарищ Леонидов?

– Немного да, гадость какая-то снилась.

– Привыкай, брат, – засмеялся комиссар – Афганец.

– Слушай сюда, – сказал начальник, – ночью из комендатуры отделенный прискокал сказал, что Амонули-Хен, за кордон уходит. Хочет заставу нашу растоптать и уйти. У него двести сабель.

– Ого, – мрачно сказал Леонидов, – а приказ какой?

– Задержать сколько можно до подхода кавдивизии.

– Легко сказать, – комэска, – совсем молодой парень скрутил огромную «козью ножку», – легко сказать…

– Но приказ исполнять надо.

– Костьми ляжем, но исполним, рявкнул начальник.

Леонидов посмотрел на карту.

– Ребята, а ведь у них один путь к заставе. Из лесков в это ущелье в горах. Так.

– Так: радостно крикнул комэска. Мы мои три ручнека наверху поставим…

– А сколько у тебя гранат, – спросил Леонидов.

– По четыре на бойца. Я тебя понял, посажу десяток ребят с гранатами.

– А как они выскочат? – спросил комиссар.

– Тогда атакуем, возьмем в шашки.

– Отходите к заставе, а там разделитесь, мы их огнем встретим, четыре «максима» все-таки.

– Ты корреспондент, где будешь? – спросил комиссар, – ты же в империалистическую говорят геройствовал, Георгия имеешь.

– Офицерского – спросил комэска.

– Нет, солдатский. Только я шашкой не особенно махать могу, вы мне второй маузер дайте.

– Дадим, – обрадовался начальник, – о твоей стрельбе на границе сказки слагают.

– Вот и хорошо, – Леонидов встал.

– Ты куда? – спросил комиссар.

– Бриться. Я воевать бритым привык.

Когда в ущелье забили пулеметы, и это невероятно усилило звук выстрелов. Потом загремели взрывы гранат, комэско скомандовал.

– Эскадрон, садись!

Из ущелья, как из адских ворот, начали вылетать окровавленные всадники.

– Эскадрон! Шашки вон! С лева по три, в атаку! Марш! Марш!

Леонидов выбрал себе цель, человека в атласной чалме и дорогом халате.

Поднял маузер.

Все ушло. Прошлое. Настоящее. А будущего не было.


«Рабочая газета» | Тени кафе «Домино» | cледующая глава